ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Внешняя политика Китая в Центральной Азии. Часть 3. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ПОЛИТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский   
10.09.2010 09:00

Третий этап (2001 год – настоящее время)

После  событий 11 сентября 2001 года, которые привели к трансформации ранее периферийного статуса Центральной Азии в стратегический и в результате активизировавшейся внешней конкуренции за влияние в регионе,  значение ЦА для КНР существенно выросло. Центральноазиатское направление похоже все более рассматривается в контексте комплекса внешнеполитических усилий Китая на глобальном уровне. Более того, в условиях мирового экономического кризиса для Пекина было важным зарезервировать гарантированный доступ к сырьевым, в первую очередь нефтегазовым ресурсам региона, а потенциально – и его транзитным возможностям.

В этой связи, основной акцент Китай сделал на укреплении ШОС и развитии двусторонних связей со странами региона, прежде всего в экономической сфере. В условиях поступательного роста китайской экономики, Пекин мог позволить более эффективно задействовать имеющиеся у него ресурсы для реализации в ЦА различного рода экономических проектов, и одновременно, поддержать существующие в регионе политические элиты.

Институциональное сотрудничество
Рассматривая ШОС как основной механизм, позволяющий «держать руку на пульсе» происходивших в ЦА процессов и гарантирующий от угрозы возникновения здесь антикитайского альянса, Китай сделал ставку на усилении сплоченности в рядах Организации, укреплении ее международного имиджа и повышении значения экономической составляющей отношений. Для придания Организации большего международного веса, Китай совместно с Россией выступил за привлечение к деятельности ШОС новых стран (в 2004 году в состав ШОС на правах наблюдателей вошла Монголия, а в 2005 году – Иран, Пакистан и Индия).

Параллельно внутри Организации шло интенсивное формирование новых механизмов и площадок межгосударственного взаимодействия. В 2004 году была создана Региональная антитеррористическая структура (РАТС) с исполнительным комитетом в г.Ташкенте (Узбекистан). С 2005 года в рамках ШОС сформированы и начали функционировать Деловой совет и Межбанковское объединение. Основная задача этих двух подструктур, в которых доминирует Китай – эффективно координировать усилия финансовых, государственных, предпринимательских и научных кругов с последующим планомерным внедрением как текущих, так и долгосрочных проектов в различных сферах экономики.

В итоге, Китай стал все более активно выступать именно за развитие экономической составляющей Организации. Начиная с 2006 года, Пекин внес целый ряд предложений по стимулированию экономического сотрудничества в рамках ШОС, в частности формированию зоны свободной торговли, созданию региональной транспортной инфраструктуры. Тем не менее эти инициативы так и не нашли существенной поддержки со стороны остальных членов Организации, что привело к повышению для КНР значения именно двусторонних экономических связей.  

Безопасность и военное сотрудничество
Несмотря на всю неоднозначность ситуации, обусловленной появлением в ЦА военных баз США и в целом усиления американского военного присутствия, Пекин сохранил взятый ранее курс на расширение взаимодействия с государствами региона в сфере безопасности как в рамках ШОС, так и двустороннем формате. Так, Китай стал все более активно сотрудничать с государствами ЦА в рамках РАТС ШОС. Заметно увеличилось и количество проводимых совместных мероприятий с участием КНР, целью которых является выработка практических алгоритмов взаимодействия силовых структур стран – членов Организации. В двустороннем же формате Китай успешно использует фактор наличия общих угроз безопасности для установления более доверительных отношений со своими центральноазиатскими партнерами. При этом Пекину, как представляется, удается увязывать уровень и масштабы сотрудничества в сфере безопасности с реализацией крупных инвестиционных проектов в конкретных странах региона.

Экономика
Реализуемая Китаем политика наращивания своего присутствия в регионе проявилась и в экономической сфере, где особо показательным является масштабное увеличение объемов китайско-центральноазиатской торговли и финансовой активности КНР. За период 2001-2009 годов товарооборот между КНР и ЦА вырос примерно в 12 раз, составив примерно 17,6 млрд. долларов (причем, в 2009 году товарооборот  уменьшился на 12%, с 20 млрд. долларов по сравнению с 2008 годом). Наряду с интенсификацией торговых отношений, значительно возросла и финансовая активность Китая в регионе. Объемы китайских финансовых ресурсов в ЦА к началу 2009 года превысили 20 млрд. долларов. Причем данные финансовые ресурсы представлены уже не только в нефтегазовой сфере, но и в целом ряде других отраслей, таких как транспорт, телекоммуникации, гидроэнергетика, текстильная промышленность.

Результаты политики Китая
Переход Китая к наступательной политике в Центральной Азии после 11 сентября 2001 года позволил Пекину в целом существенно усилить свои позиции в регионе. С одной стороны, крупным прорывом и достижением явилось укрепление ШОС и превращение ее в многопрофильную международную организацию, причем с лидирующим положением КНР. Благодаря этому, Китай возможно впервые в новейшей истории получил уникальную возможность принимать самое непосредственное, деятельное и активное участие в жизни Центральной Азии, став к тому же одним из ключевых элементов формирующейся в рамках ШОС системы безопасности и ведущей экономической силой в регионе.

С другой стороны, сложившийся формат китайско-центральноазиатских экономических отношений также как и в 90-е годы пока остается неэффективным с точки зрения долгосрочных интересов стран ЦА и КНР. Структура торговли по-прежнему складывается практически на 100% по формуле «сырье в обмен на готовую продукцию». Более того, сам Китай осознанно или неосознанно, но крайне активно стимулирует дальнейшее закрепление данного формата и одновременно уделяет не столь принципиальное значение развитию связей именно в инновационно-промышленной сфере.

* * *
В целом, начиная с 1991 года, роль Центральной Азии во внешней политике Китая поступательно увеличивалась и на современном этапе продолжает строиться на концептуальных подходах, заложенных еще на рубеже 70-ых – 80-ых годов ХХ века, когда власть в КНР перешла от идеологов великой культурной революции к реформаторам во главе с Дэн Сяопином. В основе китайской внешней политики по-прежнему лежит задача обеспечения благоприятных внешних условий для дальнейшего развития Китая и его превращения в мировую державу. Во многом именно через эту призму Пекин всегда рассматривал и продолжает рассматривать Центральную Азию. На сегодняшний день Китай действует на центральноазиатском направлении весьма активно, инициативно и наступательно, грамотно используя при этом весь набор экономических, политических, военных и других инструментов как в рамках ШОС, так и в двусторонних отношениях с государствами ЦА.

Тем не менее, как представляется, для обеспечения долгосрочной стабильности в регионе, а также устойчивости китайских позиций в Центральной Азии и китайско-центральноазиатских отношений, Китаю целесообразно сделать основной акцент на выстраивании механизмов многопланового и взаимовыгодного экономического сотрудничества с государствами Центральной Азии и Россией. На начальном этапе основой данного сотрудничества могла бы стать всемерная поддержка Китаем идеи экономической ре-интеграции внутри самого региона и/или даже в рамках ЕврАзЭС, а на последующих этапах – постепенной интеграции в рамках ШОС. Возможно, что именно по мере осознания всего этого в КНР можно будет говорить о начале принципиально нового этапа китайской внешней политики в Центральной Азии.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ