ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Внешняя политика государств Центральной Азии в отношении России: в ожидании новых инициатив Москвы? Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ПОЛИТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский   
21.07.2010 09:00

На протяжении всего постсоветского периода формирование контуров политики государств Центральной Азии (ЦА) в отношении Российской Федерации (РФ) во многом находилось и сейчас продолжает находиться в прямой зависимости от характера внешней политики самой РФ. Такая тесная взаимосвязь указанных процессов во многом обуславливает симметрию временных этапов при рассмотрении внешнеполитических подходов как России в отношении ЦА, так и центральноазиатских республик в отношении РФ.

 

Первый этап (период 1992-1995 годов)

В начале 90-х годов, после распада Советского Союза в странах Центральной Азии в целом крайне болезненно отреагировали на новые внешнеполитические ориентиры новой России по избавлению от «груза национальных республик» и ее интеграцию в евро-атлантическое сообщество, сочтя их своего рода предательством. Это представляется естественной реакцией на действия братской в прямом смысле этого слова страны, с которой регион более 100 лет развивался в рамках единых государственных образований: Российской империи и затем СССР.

Демонстрация «ненужности» Центральной Азии на фоне ярко выраженной прозападной ориентации РФ стала одной из главных причин начала процесса формирования в государствах региона недоверия к Москве и ее политике. После поспешного исхода (можно сказать даже «бегства») России из региона страны Центральной Азии были вынуждены форсировать процесс формирования новых межгосударственных связей (экономических, политических, военных и других) взамен старых, которые в советское время замыкались в основном на Россию (РСФСР).

В целом, в начале-середине 90-х годов в Центральной Азии возник некий «барьер отчуждения» по отношению к РФ. Политика ельцинской администрации по «избавлению от груза национальных республик» провоцировала вспышки антироссийских настроений в странах региона, подталкивая их к более решительным действиям по избавлению от комплекса «младшего брата».

 

Второй этап (период 1996-1999 годов)

Начиная с середины 90-х годов, когда концептуальной основой российской внешней политики становится курс на «многополярность», значение центральноазиатского региона в системе национальных приоритетов РФ существенно выросло. Однако ярко декларативное и не подкрепленное практическим содержанием стремление России усилить свои позиции в Центральной Азии столкнулось с достаточно прохладной реакцией самих центральноазиатских государств.

С одной стороны, непоследовательность и противоречивость российской политики в ЦА только укрепляли в республиках региона недоверие по отношению к Москве. Тем более, что у власти в РФ находилась все та же администрация, которая еще совсем недавно подчеркнуто демонстрировала «ненужность» Центральной Азии. Все это усугублялось осознанием в странах ЦА не только экономической, но и военной слабости России, что особенно ярко проявилось в результате фактического провала первой чеченской кампании (период 1995-1996 годов).

С другой стороны, государства Центральной Азии в это время сами были вынуждены сконцентрироваться на решении многочисленных и достаточно острых внутренних проблем: кризис промышленности (в результате ослабления традиционных связей) и сложная ситуация в социальной сфере, подрывная деятельность религиозно-экстремистских организаций и многое другое. Учитывая вышеизложенное, республики ЦА достаточно скептически оценивали перспективы сотрудничества с Россией. В целом же, поскольку Россия во второй половине 90-х годов так и не смогла усилить свои позиции в Центральной Азии и преодолеть тот самый «барьер отчуждения» в отношениях с государствами региона, последние, уже не рассчитывая на сколько-нибудь существенную помощь в своем развитии со стороны России, стали уповать в основном на собственные силы и содействие различных международных организаций и внешних доноров.

 

Третий этап (2000 год – настоящее время)

По мере того, как Москва (с приходом к власти нового поколения политиков) стала носить в свою центральноазиатскую линию элементы большей гибкости, прагматизма и последовательности, российское направление в начале XXI века постепенно становилось все более приоритетным и во внешней политике всех без исключения стран Центральной Азии. Не удивительно, что именно в сфере институционального сотрудничества между государствами ЦА и Россией были достигнуты наиболее заметные и значительные результаты.
 Однако действительно крупным политическим прорывом для РФ явился Узбекистан, у которого были наиболее прохладные отношения с ельцинским руководством, и который с середины-конца 90-х годов проводил курс на стратегическое сближение с США. Однако, уже в 2002 году Узбекистан объявил о приостановлении членства в ГУУАМ. Вскоре после этого, в 2004 году, Узбекистан подписал с Россией Договор «О стратегическом партнерстве», а в 2005 году – Договор «О союзнических отношениях». В январе 2006 года Узбекистан объявил о своем выходе из ГУУАМ и вступил в ЕврАзЭС.

Тем не менее, череда «прорывов» начала-середины первого десятилетия, сменились чередой «разочарований» последующих лет. Узбекистан приостановил свое членство в ЕврАзЭС, Туркменистан – так и не стал членом какой-либо интеграционной структуры, Кыргызстан – вступил в полосу дестабилизации, а Таджикистан заметно испортил свои отношения с Россией. Единственным исключением стал Казахстан, который в 2009-2010 году вместе с Россией и Беларусью приступил активному к формированию Таможенного союза.

В целом, представляется, что ожидания стран Центральной Азии именно от экономического сотрудничества с Россией пока мало оправдываются. Тот факт, что Москва пока не проявляет стремления к развитию масштабных и полноценных экономических отношений, рассматривая регион в качестве поставщика углеводородов и других сырьевых ресурсов, подталкивает центральноазиатские государства к диверсификации экономических партнеров.

 

* * *
За 19 лет независимости и в условиях слабой и во многом ошибочной политики РФ государства ЦА сумели сформировать альтернативные механизмы сотрудничества с другими странами мира. Активный поиск новых внешних партнеров для реализации программ развития центральноазиатских республик продолжается и в настоящее время. С учетом всего этого, приоритетность России для государств Центральной Азии будет иметь место лишь в том случае, если новое российское руководство предложит стратегию, основанную на форсированном развитии процесса экономической интеграции – как фундамента для союзнических отношений в других сферах сотрудничества. Пока этого не произошло, нельзя говорить и о начале некоего принципиально нового этапа политики стран ЦА в отношении РФ ...

 

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ