ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Внешняя политика государств Центральной Азии в отношении Китая: период с 2000 года по настоящее время Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ПОЛИТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский   
07.10.2010 09:00

В начале XXI века, по мере развития многостороннего и двустороннего сотрудничества центральноазиатских государств с КНР, китайское направление постепенно становится одним из приоритетных во внешней политике всех без исключения стран ЦА. В период «цветных революций» на постсоветском пространстве и после известных событий в Кыргызстане и Узбекистане в 2005 году обозначилась тенденция на сближение между государствами ЦА и Китаем, что было основано на близости оценок ситуации в Центральной Азии и вокруг нее, особенно в сфере безопасности. Тем не менее к концу первого десятилетия нынешнего века данная тенденция так и не переросла в нечто большее и китайское направление по-прежнему остается лишь одним из основных направлений внешней политики стран региона, продолжающих проводить многовекторный курс.

Институциональное сотрудничество
В 2001 году участники «Шанхайской пятерки» – Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, а также Узбекистан становятся членами новой многопрофильной международной организации – Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), одними из инициаторов создания которой выступил Китай. В настоящее время центральноазиатские государства (за исключением Туркменистана) представлены во всех институциональных структурах ШОС. Однако, несмотря на то, что ШОС удалось стать по сути ключевым механизмом институционального сотрудничества для стран ЦА, тем не менее эта Организация пока так и не смогла превратиться для государств региона в реальный институт интеграции. Поэтому развитие институциональных и иных связей с Китаем является вопросом преимущественно двусторонних, а вовсе не многосторонних отношений.

Безопасность и военное сотрудничество
С началом нового тысячелетия сотрудничество центральноазиатских государств с КНР в сфере безопасности получило новый импульс как в многостороннем, так и двустороннем формате. По мере формирования ШОС и превращение ее в международную структуру регионального сотрудничества, практически все государства ЦА стали придавать более важное значение развитию взаимодействия с КНР в сфере безопасности  в рамках данной организации. Тем не менее, наполняемость и масштабы того же военного сотрудничества стран ЦА с КНР в последние десятилетие во многом определяется конкретными интересами каждого из центральноазиатских государств как в сфере обеспечения своей национальной безопасности, так и экономического развития. И хотя сегодня основным гарантом региональной безопасности в Центральной Азии по-прежнему все еще рассматривается Россия, однако во многом именно взаимодействие с Китаем дает странам региона дополнительные финансовые ресурсы, а также более широкие возможности для дипломатического маневра при отстаивании своих национальных интересов в рамках многовекторного курса.

Экономика
В настоящее время государства региона рассматривают Китай как одного из своих стратегических партнеров, способного стать не только гарантом обеспечения региональной безопасности, но и, возможно, локомотивом комплексного экономического развития.

Дальше всех в экономическом сотрудничестве с Китаем продвинулся Казахстан. В качестве важного партнера в нефтегазовой сфере рассматривает Китай и руководство Туркменистана. Отмечается рост интереса к экономическому взаимодействию с Китаем и у Узбекистана, что также как и в случае с Туркменистаном особенно заметно в нефтегазовой сфере. Однако, Узбекистан старается привлечь китайских инвесторов и для участия в проводимой в стране программе широкомасштабной приватизации крупных экономических объектов, хотя Пекин и китайский бизнес пока не столь активно реагируют на сигналы исходящие из Ташкента.

В свою очередь, для Кыргызстана по-прежнему наиболее важное значение имеет транзит китайских товаров широкого потребления в другие страны СНГ. На фоне всех остальных стран региона для Таджикистана Китай важен в первую очередь в инвестиционном плане, поскольку собственные финансовые возможности у Душанбе сильно ограничены, а явно завышенные надежды на масштабные инвестиции из России пока не оправдались, да и вряд ли оправдаются.

Однако, хотя в отношениях между странами ЦА и КНР прослеживается устойчивая тенденция увеличения масштабов экономического сотрудничества, в первую очередь объемов двустороннего товарооборота (некоторым исключением стал лишь 2009 год), в то же время нынешний формат торгово-экономического и в целом экономического взаимодействия между государствами региона  и Китаем нельзя назвать взаимовыгодным.

Несмотря на вероятность подобного сценария развития центральноазиатско-китайских отношений, потенциал их многопланового взаимовыгодного сотрудничества все же достаточно велик. При этом, возможность его реализации будет во многом определяться успехом или неуспехом процессов межгосударственного сотрудничества, среди которых в качестве главных можно выделить форсирование региональной интеграции в Центральной Азии (что наиболее реально с участием России); развитие производственной кооперации между центральноазиатскими государствами и КНР (что наиболее реально с участием России), а также интеграцию их транспортно-коммуникационных систем (что наиболее реально с участием России).

 

* * *

В целом, начиная с 1992 года, роль и место Китая во внешнеполитических приоритетах государств Центральной Азии поступательно росло и на современном этапе китайское направление становится одним из главных в их внешней политике. При этом страны региона, реализуя принцип многовекторности подходов во внешней политике, видят в Китае достаточно мощного в военном и экономическом плане партнера, способного выступить определенным гарантом как региональной безопасности, так и локомотивом экономического развития ЦА. Однако при этом, сохраняется высокая вероятность превращения ряда стран центральноазиатского региона в сырьевой аппендикс экономики Китая. Единственной альтернативой этому может стать политическая воля как стран Центральной Азии и их исторического союзника – России, так и самого Китая  в направлении кардинального изменения формата экономических отношений. Принимая во внимание нынешнее состояние межгосударственного размежевания в Центральной Азии и на постсоветском пространстве в целом, принципиальное значение здесь имеет то, как будет развиваться экономическая и политическая стратегия самого Китая. Закрепление прежнего формата экономических отношений между Центральной Азией и Китаем по формуле «ресурсы в обмен на готовую продукцию» объективно не выгодно долгосрочным интересам ни центральноазиатских стран, ни РФ, ни КНР.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ