ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Социальные причины революционных потрясений на постсоветском пространстве: кризис общественного сознания и слабость диалога между властью и населением Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ПОЛИТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков   
11.07.2010 23:56


Любая разруха – это, прежде всего, разруха в головах

 

Во многих странах СНГ и зарубежных экспертных кругах продолжаются дискуссии по поводу причин, вызвавших революционные потрясения на постсоветском пространстве – сначала в Грузии, затем на Украине и дважды в Кыргызстане. Кто-то продолжает искать в этих событиях «внешний след», кто-то больший акцент делает на наличии социально-экономических или, в большей степени, политических предпосылок подобного развития ситуации, а кто-то связывает названные события с необратимыми процессами демократизации и либерализации.

Однако, пока явно слишком мало говорится о наблюдающихся на всем постсоветском пространстве социальных процессах, которые, во многом, сформировали почву для революций в Грузии, на Украине и уже дважды – в Кыргызстане. Как представляется, социальные причины подобных потрясений на постсоветском пространстве следует искать, прежде всего, в двух ключевых плоскостях:
- общественного сознания;
- диалога между властью и населением.

 

Глубокий кризис в общественном сознании

Крах советской идеологии, слабость новых национальных идеологий и продолжающийся кардинальный пересмотр ценностных ориентиров вызывают хаос в умонастроениях широких слоев населения всех постсоветских стран.

Во-первых, в обстановке сохраняющегося идеологического и духовного вакуума многие люди чувствуют себя обманутыми и брошенными. Это, в свою очередь, порождает у одной части населения озлобление (хотя и скрытое) по отношению к власти, а у другой (причем, подавляющего большинства) – полное безразличие к проблемам государства и общества.

Во-вторых, затяжной экономический кризис на всем постсоветском пространстве, усиленный мировыми потрясениями, ведет к разочарованию широких кругов населения в «новой жизни». Надежды масс на ускоренное экономическое развитие и существенный рост благосостояния не оправдываются. Не в силах самостоятельно разобраться в объективных причинах этого значительная часть населения обвиняет во всем руководство своих государств.

В-третьих, данные умонастроения также сложились во многом и под влиянием особенностей общественной психологии, сформировавшейся еще в советский период и мало изменившейся к настоящему времени. Во времена СССР общество воспитывалось в духе, что государство обязано заботиться о человеке всегда, везде и во всем. На протяжении многих десятилетий советское общество привыкало к многочисленным социальным гарантиям (бесплатные образование и здравоохранение, обязательное трудоустройство, стабильная заработная плата, дешевые жилье, общественный транспорт, санаторно-курортный отдых, большинство товаров первой необходимости и т.д.).

В настоящее же время во всех без исключения постсоветских странах государство объективно уже не имеет прежних возможностей оказывать столь масштабную социальную поддержку. Однако, большинство населения не готово с этим считаться. Это внушалось десятилетиями, а если сейчас государство (власть) не делает этого, следовательно, для значительной части массового сознания «оно плохое».

В странах же «дальнего зарубежья» эта проблема не так остра. На том же Западе люди традиционно воспитывались в духе, что они должны заботиться о себе сами и в меньшей степени рассчитывать на государство. Что же касается стран «третьего мира», то там население вообще не прихотливое: оно никогда не жило при развитом социализме и не было избаловано всемерной  государственной опекой.

В-четвертых, и в досоветские времена, и в советский период за население практически все решала власть, а также была крайне высока роль высшего руководства той или иной страны. На протяжении всего исторического периода у народов, населяющих постсоветские страны, не было опыта активного участия в принятии политических решений.
Поэтому сегодня в общественном сознании власть ассоциируется с конкретными личностями (как правило, президентами) и существует стереотип, что центральное руководство всемогуще, всезнающе и всесильно. Отсюда следует логический вывод: «если власть все знает и все может, то значит, она должна нести полную ответственность за все ошибки и упущения». Многие люди просто не осознают, что власть на самом деле не всесильна и что бывают в истории тяжелые времена, когда она сама нуждается в помощи народа. Причем, на Западе нет настолько сильного стереотипа о всемогуществе власти.

В целом, не будет преувеличением сказать, что многие люди в постсоветских странах в своем подавляющем большинстве оказались изолированными от проблем государства и общества, замкнулись на решении сугубо личных вопросов. Причем, подобные умонастроения охватили не только нижние слои общества. Ими также поражена значительная часть элиты (интеллектуальной и управленческой).

Мотивация эгоистической и потребительской составляющих в сознании людей укрепляются еще и безысходностью, страхом за свое будущее. В условиях, когда увеличивается пропасть между богатыми и бедными, когда духовные, социальные и экономические потребности большей части населения остаются неудовлетворенными нарастает протестный потенциал масс и увеличивается недоверие населения к самой власти.

Почему же эти проблемы до сих пор не решены в большинстве постсоветских стран? Ответ на этот вопрос, во многом, кроется в рассмотрении сложившегося характера взаимоотношений между властью и населением.

 

Слабость диалога между властью и населением

Необходимо откровенно признать, что в большинстве постсоветских стран открытый диалог между властью и населением до сих пор так и не налажен. В данном плане много деклараций, но практически отсутствуют конкретные действия. В значительной степени это обусловлено комплексом проблем, характерных для стран, проходящих через сложный этап национального строительства, причем, в крайне неблагоприятных внешних и внутренних условиях.

Во-первых, после распада бывшего СССР задача диалога власти с массами была вытеснена многочисленными экономическими проблемами, вопросами поиска моделей государственного и общественного развития и поддержания безопасности, в целом выживания.

Во-вторых, в начальный период реформ в большинстве постсоветских стран категорически отрицалась сама идея активного участия государства в идейно-духовной жизни населения. Это рассматривалось не иначе как «пережиток тоталитарного прошлого», от которого надо избавляться через деидеологизацию экономики и политики. Во многом, схожие оценки бытуют и сейчас, хотя исторический опыт показывает, что общество, не связанное единой целью, не способно развиваться, а люди с мировоззренческим вакуумом по определению не могут действовать в интересах своей страны.

В-третьих, в ряде постсоветских государств центральная власть допустила серьезный просчет в том, что честная, открытая работа с населением на регулярной основе подменена политтехнологиями. Когда реальная политика подменяется политтехнологическими манипуляциями (то есть вместо работы с общественным мнением предпринимаются попытки его оболванивания), то это неизбежно приводит к расколу между народом и центральной властью.

Весьма показательным в данном плане является высказывание известного российского политолога С.Белковского: «Элита, которая привыкла манипулировать народом путем политтехнологий, не понимает ограниченности их применения и иллюзорности результатов политтехнологического воздействия. Сейчас наступил крах политтехнологии как способа освоения национального пространства».

В-четвертых, в результате распада прежней, коммунистической системы работы с общественным мнением, население постсоветских стран стало сильно уязвимым для негативного информационного воздействия (как внешнего, так и внутреннего). В условиях социально-экономического кризиса и духовного вакуума у людей особенно резко повышается способность к восприятию новых идей (в том числе радикальных и экстремистских по своему духу). В таких случаях массы способны пойти за любыми политическими силами, которые будут декларировать внешне привлекательные лозунги, и выступать против существующей власти.

В целом, проблема диалога между властью и населением так и не решена практически ни в одной из постсоветских стран. Как представляется, вобстановке идейно-мировоззренческого вакуума, когда значительная часть обществ постсоветских государств живет в условиях фактической изоляции от важнейших задач национально-государственного строительства, поддержка инициатив власти со стороны широких общественных слоев просто немыслима.

Исторический опыт показывает, что победа/поражение любой политической силы (в независимости от того, принадлежит ли она к власти или к оппозиции) определяется тем, сумеет ли она убедить подавляющее большинство населения в правильности и выгодности для общества своих идей, своей программы.

В настоящее время опасность состоит в том, что нынешним состоянием идейно-духовным вакуума в обществе могут воспользоваться радикальные политические силы. К примеру, те же религиозные экстремисты в Центральной Азии и на Кавказе, в принципе, не демонстрируют ничего нового, действуя по шаблонной схеме: тотальная дискредитация политических режимов путем информационных атак на всех уровнях, перетягивание на свою сторону умонастроений масс за счет рекламирования самих себя как защитников традиционных культурных и духовных ценностей.

В итоге, в условиях изоляции власти от народа в той или иной стране может моментально и непредсказуемо появиться альтернативный центр политической силы, который мгновенно наберет популярность. В результате, правящая элита может быть смещена либо вооруженным, либо мирным путем. «Революции» в Грузии, на Украине и Кыргызстане являются наглядными примерами принудительной ротации правящих элит.

 

Выводы и рекомендации для постсоветских стран

Несмотря на всю их противоречивость, очевидно, что события в Грузии, на Украине и дважды – в Кыргызстане все же должны дать мощный сигнал для остальных стран бывшего СССР. Этот сигнал должен заставить задуматься о необходимости более глубокого осмысления как общих, так и специфических проблем социального развития конкретных государств, а, следовательно, – поиска эффективных мер по их решению. Как представляется, ключевой задачей развития всех постсоветских стран, в том числе, тех же Грузии, Украины и Кыргызстана, должно стать утверждение в своих обществах идеологии созидания.

Во-первых, важным направлением государственной и общественной политики должно стать создание механизмов интенсивного и открытого информационного обмена между властью и населением. Это призвано обеспечить глубокое понимание широкой общественностью объективных и субъективных причин сложившейся к настоящему времени социально-экономической ситуации в том или ином государстве. Более того, интенсивное расширение диалога между населением и властью поможет укрепить демократические институты в постсоветских государствах, создать условия для их устойчивого политического и экономического развития.

Во-вторых, уже сейчас целесообразно приступить к формированию общественного мнения стран СНГ в пользу безоговорочной поддержки общей цели – эффективного экономического развития и интеграции. Именно форсирование экономической интеграции может стать одним из локомотивов решения ключевых экономических и социальных проблем, появившихся в результате распада традиционных связей и нарастания угроз и рисков глобализации.

В-третьих, странам СНГ необходимо сосредоточиться на духовно-нравственном воспитании подрастающего поколения. В этой связи одной из основных государственных и общественных задач должно стать воспитание «гражданина-созидателя» с активной жизненной позицией, преданного своему обществу и государству, ответственного за свои поступки. При этом основным жизненным принципом такого гражданина должно стать не личное обогащение, а самоутверждение путем служения интересам своего народа.

 

Заключение

Не будет большим преувеличением сказать, что отсутствие идейно-духовной силы государства и общества в переходный период своего развития может привести к революционным изменениям. Так было в прошлом, возможно и в будущем. Поэтому утверждение идеологии созидания имеет крайне важное, если не сказать решающее значение для развития любого государства и общества. Это особенно актуально во время социально-экономических реформ, когда общество и государство как никогда нуждаются в поддержке друг друга.

Сегодня многие постсоветские страны находятся именно на таком крайне сложном этапе своего развития, сопоставимого с военным временем, когда такая взаимная помощь жизненно необходима. Согласно меткому выражению известного русского классика: «Любая разруха – это, прежде всего, разруха в головах». Как представляется, с ее преодоления и надо начинать.

 

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ