ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Значение Китая и ШОС для России должно расти: советы Владимиру Путину Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
27.07.2012 10:08

 

И вновь в центре внимания Экспертного Форума проекта «Центральная Евразия» вопросы взаимодействия с Китаем, в том числе в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). К участию в очередной части виртуальной экспертной дискуссии, проходящей в рамках темы «Советы Владимиру Путину», приглашены следующие эксперты: Станислав Притчин (Россия), Игорь Шестаков (Кыргызстан), Али Абасов (Азербайджан), Гули Юлдашева (Узбекистан) и Роман Андреещев (Россия).

Владимир Парамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: уважаемые коллеги, как Вы оцениваете важность Китая и ШОС? Какие рекомендации Вы могли бы предложить по затронутой теме?  

Станислав Притчин (Россия), научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН: в условиях глобального стремления США и их союзников к доминированию во всех уголках планеты за счет создания  очагов нестабильности, либо путем военного и политического присутствия, альтернативные центры силы в лице КНР и совместные международные организации подобные ШОС приобретают все большую ценность и значимость для России. Показательно, что В.Путин отказался сразу же после инаугурации лететь в США на саммит G8, а спустя две недели во время своего участия в саммите ШОС в Пекине провел полноценные переговоры с руководством КНР.

С ростом напряженности вокруг Сирии и Ирана, развитием системы ПРО, потенциальным расширение сети военных объектов США и НАТО в Центральной Азии, позиции КНР и РФ будут сближаться. Возникнет необходимость координации усилий, проведения согласованной политики в регионе, выработки консолидированной позиции на международных площадках, прежде всего, Совете безопасности ООН. С другой стороны растущий экономический и политический вес самого Китая также несет в себе определенные вызовы и риски для России.

Игорь Шестаков (Кыргызстан), политолог, главный редактор аналитического ресурса «Регион.kg»: в больше степени ШОС воспринимается в экспертном сообществе, как клуб лидеров стран, где они ежегодно обмениваются мнениями по наиболее актуальным вопросам. Но говорить о том, что за более чем 10 лет своего существования этой организации удалось реализовать существенный и жизнеспособный региональный проект не приходится. Хотя изначально создавалось впечатление, что ШОС может стать партнером ОДКБ  по укреплению безопасности южных рубежей СНГ и особенно на афганском направление. Но инициативы укрепления  военно-политического взаимодействия стран-участниц в основном исходили от российского руководства.

В свою очередь, официальный Пекин демонстрирует, что ШОС, прежде всего, является для Китая инструментом продвижения своих экономических интересов на постсоветском пространстве. Роль и значение стран  Центральной Азии  в этом межгосударственном проекте выглядит исключительно формальным. Активные экономические контакты Китая с властью и элитами тех же Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана демонстрируют, что официальный Пекин продвигает свои торгово-экономические взаимоотношения в рамках двухстороннего формата. Желание координировать свои внешнеэкономические приоритеты в Центральной Азии совместно с Россией в рамках ШОС со стороны китайского руководства не видно. Примером этому являются проекты по строительству железной дороги «Китай-Кыргызстан-Узбекистан» и обсуждаемая идея по строительству  нефтепровода «Казахстан-Кыргызстан-Китай».

ШОС так и не продемонстрировал, что готов выступать в качестве миротворца в разрешение региональных конфликтов различного характера. В целом, пока  не видно реальных механизмов, которые бы сделали чисто формально-бюрократическую деятельность ШОС реальной и конструктивной.

Али Абасов (Азербайджан), профессор, заведующий отделом Института философии, социологии и права Национальной Академии наук: хотя провозглашенными задачами ШОС являются укрепление стабильности и безопасности в регионе и пограничных с ним областях, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, налаживание экономического, научного и культурного сотрудничества, ясно, что главная цель – взять регион под полный контроль ШОС, исключающий вмешательство других государств, в первую очередь США. Эту цель преследуют главным образом КНР и РФ, кровно заинтересованные в разрушении последних бастионов монополярного мира.

Это совпадение интересов двух государств отнюдь не препятствует существованию между ними достаточно серьезных противоречий, главное из которых – признанное лидерство в ШОС. По сути дела, ранее большая часть пространства объединенного сейчас в ШОС (в том числе во многом и сам Китай), находилось под эксклюзивным геополитическим влиянием СССР. Сейчас же, совершенно очевидно, что КНР последовательно «осваивает» этот пространство с целью установления своей гегемонии.

Интересно отметить, что третий участник этой геополитической игры –  Казахстан, значительно уступающий по мощи России и Китаю, в сложившихся условиях вполне может стать равноправным партнером, а то и третейским судьей между КНР и РФ, способным сглаживать возникающие противоречия при условии соблюдения собственных интересов.

Совсем недавно (начало июня 2012 г.) в Пекине прошел очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества, вновь продемонстрировавший существующие противоречия. Так и не был принят документ, формулирующий будущее организации, та же участь постигла проекты создания банка развития, специального счета ШОС и зоны свободной торговли. Все эти проекты КНР предлагала финансировать из собственных средств, что в конце концов привело бы к «юанизации» ШОС и усиления зависимости остальных государств от финансовой стратегии Китая.

КНР глубоко интегрированная в мировую финансовую систему, ловко уходящая от требований США повысить курс юаня, начинающая масштабно внедряться на финансовый рынок Европейского Союза, может не торопиться установить окончательную гегемонию в ШОС, в то время, как РФ предстоит решить нелегкую дилемму: смириться с амбициями Китая или же безучастно наблюдать, как это государство на основе двусторонних отношений будет наращивать свое влияние среди других участников ШОС – пока еще стратегических партнеров России.

Возможным вариантом трансформации ситуации могло бы стать расширение ШОС за счет Индии, Ирана, Пакистана и, возможно, Турции, трансформация организации в заявленный В.Путиным «Евразийский Союз», однако и в этом случае будут возникать новые проблемы, формированием которых, кроме всех прочих, займутся США и ЕС. Еще один путь – регулировать темпы развития ШОС и БРИК, стремясь сдерживать экспансию Китая. Наконец, можно укреплять и расширять Таможенный союз, обозначив в нем гегемонию РФ. Правда, здесь также пока малоутешительные результаты. Так, совсем недавно Азербайджан и Узбекистан заявили о решении не вступать в эту организацию. С другой стороны, о желании присоединиться к Таможенному союзу заявили некоторые другие страны, включая Кыргызстан и Молдову.

Гули Юлдашева (Узбекистан), доктор политических наук: очевидно, что Китай заинтересован, прежде всего, в собственном геополитическом и экономическом усилении. Однако в условиях все возрастающих глобальных угроз безопасности, включая с территории Ближнего Востока и зоны Афганистан-Пакистан, переключения внимания на невоенные средства урегулирования конфликтных ситуаций, и необходимости реализации долгосрочных задач развития Афганистана и всего евразийского пространства, ШОС может играть важную роль.

В частности, ШОС может выступать выразителем международного общественного мнения по общим международным проблемам, играть роль морального ограничителя в международной сфере. Так, в рамках ШОС успешно обсуждаются общие позиции государств-членов Организации в отношении Ирана, Афганистана и т.д.  В частности, решено, что вопрос о приеме Ирана в ряды ШОС будет решаться только после снятия международных санкций, т.к. в положении ШОС о порядке приема новых членов сформулирован соответствующий для подобных случаев набор критериев.

Кроме того, ШОС может способствовать экономическому развитию региона путем законодательного обеспечения взаимовыгодного ведения международного бизнеса, применения рычагов контроля над выполнением принятых сторонами обязательств, что соответствует и может дополнить принятые 8 июля с.г. в Токио условия рамочных соглашений по взаимоконтролю международного сообщества – участниц пост-конфликтного урегулирования афганской ситуации. Особенно важно в этом плане обеспечение сотрудничества в многосторонних трансъевроазиатских транспортных коридорах и энергетических проектах, включая Афганистан и Пакистан. Тем более, что вопросы энергетики и энергетического транзита являются одними из наиболее важных в ШОС и Китай не дремлет: на севере Афганистана 24 июня ранее запланированного срока запущен первый нефтяной проект в этой стране.

Предпочтительность многосторонних проектов в ШОС при этом объясняется тем, что в них можно создать систему сдержек и противовесов, потенциальные условия для формирования приемлемого для всех баланса экономических интересов стран-участниц, что будет сдерживать возможные амбиции той или иной стороны. Доминирование многосторонних проектов в рамках ШОС позволит таким образом избежать перехода в режим «жесткой конкуренции».

Роман Андреещев (Россия), кандидат экономических наук, начальник отдела многостороннего сотрудничества и европейской интеграции Министерства промышленности и торговли РФ: созданная во второй половине 90-х годов прошлого века «Шанхайская пятерка» в лице современной ШОС стала сейчас совершенно другой международной организацией. Она изменила название, увеличился ее политический вес, постоянная совместная работа стран-участниц позволила постепенно расширить круг вопросов до сфер внешней политики, экономики, охраны окружающей среды, культуры и т.д.

По количеству населения и размеру территории ШОС не имеет себе равных в мире. Стратегическое партнерство двух ядерных держав и постоянных членов Совета Безопасности ООН – Российской Федерации и Китайской Народной Республики  – лишь подчеркивает весомость Организации. Естественно, такое партнерство не может не влиять на построение системы коллективной безопасности как в Центральной Азии, так и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Первоначальная задача – поддержанию и обеспечению мира, безопасности и стабильности в регионе – остается приоритетной. И в этом контексте ШОС имеет большое значение для России. Сотрудничество на антитеррористическом направлении является одним из системообразующих элементов ШОС. Однако считать данное объединение чисто военной организацией было бы неверно. Такой статус неприемлем по причине участия входящих в нее стран в международных союзах и организациях с различными обязательствами. А Китай, вообще, традиционно придерживается линии на неприсоединение к блокам каких-либо государств.

Значимость ШОС растет, и к ней проявляют интерес другие страны, причем не только азиатские (США и ЕС). В настоящее время статус наблюдателя при организации предоставлен Индии, Ирану, Пакистану, Монголии и Афганистану. И этот статус дает возможность этим странам использовать площадку ШОС для решения своих вопросов, например, обсуждение двусторонних острых вопросов (Индия и Пакистан), прорыв в некотором смысле политической изоляции (Иран).

Шанхайская организация сотрудничества – механизм многопрофильного взаимодействия. В ее рамках созданы механизмы регулярных встреч секретарей советов безопасности, генеральных прокуроров, министров, отвечающих за внешнеэкономическую деятельность, оборону, транспорт, культуру и охрану окружающей среды, руководителей спасательных службы и погранведомств, председателей верховных судов; проводятся совместные контртеррористические учения; подписаны соглашения о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, о взаимодействии при оказании помощи в ликвидации чрезвычайных ситуаций, о межбанковском сотрудничестве (объединении) и др. К сотрудничеству подключились таможенные и экологические службы, специалисты в области образования, технических регламентов и стандартов.

Функционирует «Бишкекская группа» руководителей правоохранительных органов и спецслужб стран ШОС, в рамках которой разработана Межгосударственная программа совместных мер борьбы с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом и иными опасными видами преступлений.

Ведется координация деятельности государств-членов организации на внешнеполитическом направлении. На основе Протокола о сотрудничестве и координации между министерствами иностранных дел государств-членов объединения разрабатываются конкретные ежегодные программы. Подписаны меморандумы о взаимопонимании между секретариатами ШОС и СНГ, а также ШОС и АСЕАН. Создана контактная группа ШОС-Афганистан.

Идет работа по синхронизации усилий Организации договора о коллективной безопасности со структурами ШОС в вопросе противодействия терроризму, организованной преступности, наркотрафика, а также в деле поддержки стабильности и безопасности в регионе в целом. Подписан меморандум о сотрудничестве двух международных организаций.

Развивается парламентское сотрудничество, институциональное оформление которого, на мой взгляд, может свидетельствовать об окончательном этапе строительства этой международной организации. Утвержден план формирования регулярного действующего механизма межпарламентского диалога стран-участниц ШОС – межпарламентской ассамблеи.

Стороны достигли общего понимания необходимости сделать особый акцент на экономической составляющей. В мае 2002 г. в Шанхае прошла первая встреча министров, отвечающих за внешнеэкономическую и внешнеторговую деятельность, а в октябре 2002 г. в Пекине собрался первый Форум ШОС по инвестициям и развитию в области энергетики.

В 2003 г. принята Программа многостороннего торгово-экономического сотрудничества ШОС, которая определяет основные ориентиры и этапы экономической интеграции в рамках организации на период до 2020 г., в т.ч. предусматривает создание благоприятных условий для торговли и инвестиций в целях постепенного осуществления свободного передвижения товаров, капиталов, услуг и технологий на пространстве ШОС (зона свободной торговли). О свободном передвижении рабочей силы речь пока не идет, поскольку к массовому наплыву рабочей силы из Китая остальные члены альянса, мягко говоря, еще не готовы. В 2004 г. подписан План мероприятий по реализации программы, который включает в себя свыше 120 конкретных проектов, тем и направлений сотрудничества, предусматривает механизмы их реализации в соответствии с принципом поэтапности. Поскольку было очевидно, что осуществить все проекты сразу не под силу, была создана Комиссия старших должностных лиц, которая должна отобрать наиболее важные пилотные проекты. В 2005 г. утвержден Механизм реализации Плана мероприятий по выполнению Программы.

В Программе многостороннего торгово-экономического сотрудничества обозначены основные задачи ШОС в сфере экономики – содействие торговле и инвестированию, развитие транспортного сообщения и энергетики, телекоммуникаций и высоких технологий, а также охрана окружающей среды и проблема питьевой воды.

В рамках ШОС дополнительно созданы:

- Деловой совет – неправительственная организация, объединяющая деловые и финансовые круги государств-членов организации;

- Межбанковское объединение;

- Фонд развития ШОС – это своего рода совместный инвестиционный банк, через который будут финансироваться экономические проекты ШОС; предполагается, что через него капитал одних стран-участниц сможет проникать на финансовые рынки других государств-членов;

- Форум – многосторонний общественный консультативно-экспертный механизм для развития взаимодействия научно-исследовательских и политологических центров стран-участниц организации.

К разработкам и реализации конкретных проектов ШОС привлекаются различные международные структуры. Так, например, сейчас эксперты стран-участниц организации работают совместно с Секретариатом ШОС, Азиатским банком развития и ЭСКАТО над проектом Соглашения между правительствами государств-членов ШОС по созданию благоприятных условий для международных автомобильных перевозок. 

Начата работа над созданием единого транспортного пространства ШОС с включением таких транспортных коридоров как «Север-Юг» и Транссиб. В противовес проекту транспортного коридора из Европы в Азию ТРАСЕКА (TRACECA, Transport Corridor Europe Caucasus Asia), который поддержали ЕС и США, ШОС утвердила свой проект транспортного коридора от Шанхая до Санкт-Петербурга, пролегающий по территориям государств-членов организации.

Несмотря на то, что сотрудничество в ряде вышеуказанных областей буксует, особенно в сфере экономики, энергетики, транспорта и др., участие России в ШОС дает один неоспоримый плюс – возможность легального и полномасштабного присутствия в центральноазиатском регионе.

В сравнении с СНГ, например, в ШОС нет набора явных причин для объединения. Их интересы зачастую разнонаправлены. Налицо даже противоречия и трения между членами организации (в частности, между Киргизией и Узбекистаном, различие взглядов России и Китая на многие вопросы). Вместе с тем, объединение развивается и крепнет год от года. И здесь возникает вопрос: «А что связывает все эти страны?»

Объяснением этому, как представляется, служит одно – стремление самостоятельно проводить свою политику. Их отношения цементирует нежелание принять навязываемую нынешней администрацией США модель нового миропорядка. Кроме того, государствам, имеющим общие взгляды на демократию, права человека и т.д. проще договариваться между собой, чем с Вашингтоном.

Отношения между Россией и Китаем всегда были непростыми. Но активная экономическая и военная экспансия США и Европы в центральноазиатском регионе не отвечает их геополитическим интересам (как и других членов ШОС). Поэтому данное объединение нацелено, в том числе, на совместное отражение массированного наступления Запада. В этой связи основу объединения России и Китая составляет в первую очередь политический, а не экономический союз.

В дальнейшем, если пути РФ и КНР не разойдутся кардинально, ШОС имеет большие шансы перерасти рамки оборонительного альянса и заявить о себе как о новом полюсе в многополярном мире. Но без экономического компонента объединение не сможет претендовать на такую роль. Будущее должно показать всю серьезность намерений двух стран.

Владимир Парамонов: спасибо дорогие коллеги за Ваши оценки. Среди них есть как пессимистические, так и оптимистические. Время покажет правоту как одних, так и других. Пока же, на мой взгляд, у той же ШОС еще есть время доказать свою жизнеспособность, если конечно будут предложены и реализованы на практике варианты политики по дальнейшей гармонизации отношений и снижения конфликтов интересов в рамках Организации. Одним из важных инструментов этого может и должен стать аналитический/исследовательский компонент, предполагающий масштабное сотрудничество экспертов стран-членов ШОС в рамках различных исследовательских проектов по ключевым вопросам развития Организации. До тех пор, пока данное сотрудничество практически отсутствует в деятельности ШОС, я больше склонен согласиться с оценками тех из наших коллег, которые смотрят на будущее Организации с пессимизмом, указывают на снижающуюся ценность и роль ШОС как многостороннего института сотрудничества/интеграции.

Виртуальный экспертный форум «Советы Владимиру Путину». Часть 16.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия) и Информационно-аналитического центра МГУ (Россия).

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ