ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Является ли региональная интеграция обязательным условием устойчивого развития Центральной Азии? Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
22.08.2012 09:12

Продолжая совместное с Центром социальных и политических исследований "Стратегия" (Казахстан) обсуждение вопросов развития Центральной Азии, проект "Центральная Евразия" делает акцент на уникальности недавно подготовленного указанным казахстанским институтом аналитического доклада "Центральная Азия – 2020: взгляд изнутри", который в обезличенной форме обобщает мнения целого ряда известных экспертов, принявших участие в "мозговом штурме", проведенном на базе дискуссионного клуба "Алатау".

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта "Центральная Евразия":  напоминаю, что участниками дискуссии были эксперты из Казахстана, Кыргызстана,  России, Таджикистана и Узбекистана. Результатами же проделанной работы делится Гульмира Илеуова (Казахстан), руководитель Центра социальных и политических исследований "Стратегия". Итак, Гульмира, в прошлой части нашего обсуждения мы вплотную подошли к оценке политики Китая и США в регионе. Давайте начнем с Китая. Каково общее мнение экспертов?

Гульмира Илеуова (Казахстан), руководитель Центра социальных и политических исследований "Стратегия": рассматривая китайский фактор, эксперты исходят из постулата о неизбежности присутствия КНР в регионе.

Это обусловлено, во-первых, особенностями экономического развития Китая, испытывающего в связи с динамичным ростом огромную потребность в энергоресурсах, в минеральном сырье, рынках сбыта продукции и т.п. Не случайно во взаимодействии с центральноазиатскими странами Китай делает главный акцент на экономическом сотрудничестве. Показателен пример с ШОС, который другими его участниками воспринимается как организация с сильной военно-политической составляющей, существующей в качестве противовеса НАТО, а для Китая – это, прежде всего, экономическая структура.

Во-вторых, Китай очень сильно заинтересован в сохранении стабильного западного приграничья. Любая дестабилизация в центральноазиатском регионе несет серьезные угрозы для безопасности самого КНР. Поэтому внешняя политика Китая в отношении Центральной Азии ориентирована на тесное взаимодействие с режимами региона.

При всем внешнем прагматизме стратегии Китая в центральноазиатском регионе, у экспертов нет однозначного понимания ее целостности. К примеру, инвестиционная политика Китая вызывает у экспертов много вопросов. КНР вкладывает сюда огромные средства, но не предпринимает никаких действий, чтобы обезопасить свои инвестиции и обеспечить возврат вкладываемых средств. Эксперты предполагают, что Китай либо изначально уступчив и не способен отстаивать свои позиции, либо ведет какую-то другую игру по известной только ему схеме, непонятной для внешнего окружения.

Дискуссионным остается вопрос о возможной китайской экспансии. С одной стороны, вероятность захвата со стороны Китая – это миф, страшилка, которая давно гуляет по миру. Если бы Китай преследовал цель экспансии, то начал бы с соседней Монголии, чего пока не наблюдается – аргументируют свою позицию эксперты.

С другой стороны, у отдельных экспертов есть ощущение, что у современного Китая постепенно пробуждаются имперские амбиции. Верным признаком империалистических устремлений Китая является его попытка гуманитарного воздействия на уровне региона. Показателен случай с официальной регистрацией Китаем эпоса «Манас» в ЮНЕСКО как китайского народного достояния. «Приватизации» подвергся Чингиз-хан, который признан на официальном уровне одним из величайших китайских императоров. Поэтому, по прогнозам экспертов, в ближайшее десятилетие мы станем свидетелем перерождения Китая – превращения его из благодушного соседа в прагматичную и жесткую империю.

Владимир Парамонов (Узбекистан): в принципе можно согласиться с высказанными оценками роли и места Китая. Тем не менее, понятно, что на поведение КНР в регионе еще может оказать влияние очень много факторов. Среди этих факторов – политика США. Как оценивают данную политику эксперты, принявшие участие в дискуссии? 

Гульмира Илеуова (Казахстан): будущая политика США также зависит от суммы факторов. Одним из факторов усиления или ослабления роли США в Центральной Азии является возможность вывода ими войск из Афганистана к 2014 году.

По мнению экспертов, несмотря на соответствующие заявления руководства этой страны, американцы вряд ли покинут регион в ближайшей перспективе. Слишком важное геополитическое значение имеет регион для США, и этот шаг будет неэффективен с прагматической точки зрения.

В случае конфликтов в регионе Афганистан представляет собой идеальное место для дислокации военных сил западных держав. Поэтому вывод войск, если он даже осуществится, будет иметь частичный характер. Кроме того, как полагают отдельные эксперты, у американцев в Афганистане есть и конкретные бизнес-интересы – продажа электрогенераторов, производство наркотиков. К тому же, охрану стратегически важных для США объектов в Афганистане предположительно будут осуществлять сотрудники частных военных и разведывательных компаний (уже сегодня 60% состава ЦРУ – контрактники, а в Афганистане действуют около 30 таких компаний с американским присутствием).

Вместе с тем, эксперты отмечают, что Афганистан интересен для США не только как гипотетический плацдарм для дислокации военных сил или для бизнес-интересов. Военно-политическое присутствие США в Афганистане позволяет Вашингтону серьезно влиять на геополитический процесс в Большой Центральной Азии, оказывая геостратегическое давление сразу на Россию, Китай и Иран.

В целом, США, в оценках экспертов, занимает тактически выигрышную позицию в Центральной Азии. Ни Китай, ни Россия на сегодняшний день не ведут на системном уровне ту работу с интеллектуальной и политической элитой региона, которую с высокой результативностью проводят Соединенные Штаты. Обладая более широким перечнем инструментов влияния и проявляя последовательность в своей политике, США в ближайшее время оставляют все шансы для сохранения своей доминирующей роли в Центральной Азии.

Владимир Парамонов (Узбекистан): Гульмира, понятно, что политика тех же США и КНР принципиально важна в плане оценки ситуации в Центральной Азии и вокруг нее, однако, было бы неверно недооценивать и фактор внутрирегионального взаимодействия. Насколько, согласно мнению экспертов, он остается принципиальным? И какие тенденции выделяются специалистами на внутрирегиональном уровне? 

Гульмира Илеуова (Казахстан): по оценкам экспертов, между странами Центральной Азии наблюдается только видимость тесного сотрудничества в военно-политической и экономической сферах через организации вроде ШОС и ОДКБ. Однако в реальности уровень внутрирегионального сотрудничества оставляет желать лучшего.

Как отмечалось, ОДКБ и ШОС были созданы для решения определенных тактических задач (в основном, дипломатического характера), при этом события в Кыргызстане 2010 года показали, что в случае возникновения реальных угроз безопасности эти структуры оказываются неэффективными. В этой связи у экспертов преобладает скептическая оценка относительно дальнейшей роли этих организаций как механизма повышения внутрегионального сотрудничества: «ОДКБ – клуб подготовки военных кадров», «ШОС – китайский зонтик».

Эксперты, рассматривающие ситуацию в Центральной Азии с точки зрения «борьбы за региональное лидерство», считают лидерами региона Казахстан и Узбекистан. При этом, по мнению специалистов, сложилось устоявшееся позиционирование этих стран, как конкурентов. Такая ситуация мешает развитию двусторонних отношений, ведь два сравнительно сильных государства в Центральной Азии должны вести не соперническую, а согласованную политику, чтобы обеспечить стабильность региона.

Однако такое понимание, по мнению экспертов, отсутствует. Более распространено пренебрежительное отношение: «чем слабее сосед, тем я сильнее». В этой связи эксперты говорят о процессе хаотизации в регионе, выражающейся в отсутствии общих стратегий и задач. Каждое государство думает и принимает решение, исходя исключительно из собственных интересов, ни одна страна не готова нести ответственность за ситуацию в регионе в целом.

По мнению некоторых других экспертов, идея «регионального лидерства» для Центральной Азии – устаревшая концепция. Но даже если борьба за лидерство существует, именно соперничество и конкуренция, в случае если они примут системный характер, могут стать основой для структурирования региона.

В связи со всем вышесказанным возникает вопрос о причинах роста обособления  в регионе.

Во-первых, существует мнение, что превращение региона в организованную структуру не выгодно США и России, и эти государства проводят целенаправленную политику по принципу «разделяй и властвуй». Управлять разобщенными субъектами всегда проще, чем выстраивать отношения с сильным союзом стран.

Во-вторых, практически все эксперты утверждают об усилении в регионе тренда на самоизоляцию и дезинтеграцию, что отражает достаточно объективный запрос элит и общественного мнения в странах региона на укрепление национальных государств. Несмотря на общее историческое прошлое, между странами остается все меньше и меньше оснований для сближения. И эта тенденция будет усиливаться по мере отдаления от советского периода истории и смены поколений. Об этом свидетельствуют показатели внутрирегионального сотрудничества в экономической и гуманитарной сферах, которые неуклонно снижаются.

В-третьих, в странах региона интересы государства часто подменяются интересами отдельных элитных групп. При такой ситуации не может быть и речи о выработке общерегионального интереса. Поэтому все интеграционные инициативы в Центральной Азии на сегодняшний день не более чем идеологическая ширма.

Проблема взаимодействия стран региона проявляется не только на концептуальном уровне, но и при выстраивании двусторонних отношений между отдельными странами. Так, нерешенными остаются многие вопросы в сфере водопользования, энергетики и транспортного обеспечения, ощущается огромный дефицит в совместных разработках и инфраструктурных проектах. Проблема во многом заключается в элементарном отсутствии действенных каналов обмена мнениями между странами. Кроме этого есть проблема оторванности экспертных кругов стран от центров принятия решения.

Также в отношениях между отдельными странами региона существуют зоны потенциальных конфликтов. Наибольшую напряженность создает Рогунская ГЭС, строительство которой воспринимается руководством Узбекистана, как покушение на национальную безопасность страны. Таджикистан занимает непримиримую позицию и намерен любыми способами достроить ГЭС, что является для него в свою очередь одним из национальных экономических приоритетов.

Эксперты отмечают, что Узбекистан будет вынужден пойти на крайние меры, если строительство ГЭС все же завершится (или, когда станет очевидной возможность завершения строительства). Т.е. сложилась крайне напряженная ситуация между двумя соседними государствами региона. При этом эксперты говорят о двоякой позиции, которой придерживаются в этом спорном вопросе российские власти, которые в Душанбе говорят о важности проекта для экономики Таджикистана, а следом, в Ташкенте, выступают против строительства ГЭС.

При всей очевидности фрагментации региона, большинство экспертов настаивает на необходимости сближения и объединения стран Центральной Азии. Есть убеждение о прямой зависимости степени интегрированности региона с уровнем его развития и защищенности от внешних угроз: «Если мы хотим, чтобы регион был единым, хотя бы таким, как при Советском Союзе, нужно, чтобы не только Казахстан развивался или Узбекистан, а развивались все параллельно, осуществляли какие-то взаимные проекты, без разницы, на какой территории, Узбекистана или Таджикистана, нужно, чтобы все вместе участвовали». Должна применяться классическая схема – «мы сильны, когда мы вместе».

Отдельные эксперты подвергают сомнению такой подход. Интеграция не является обязательным условием устойчивого развития, считают они. Тем более что в странах региона отсутствуют предпосылки для возникновения угрозы внешнего военного вторжения. Что касается потери экономических, сырьевых, ресурсов, то нынешние режимы сами добровольно продают природные богатства своих стран без всякого принуждения. Поэтому более жизнеспособным представляется вариант, когда страны ЦА взаимодействуют, сотрудничают, но сохраняют государственный суверенитет, не вступая в тесные интеграционные образования. Особенно если учитывать, что интеграция сейчас, чаще всего, рассматривается сквозь призму России, которая способна только силовым методом объединить регион вокруг себя.

Добровольной интеграции с учетом сложившихся обстоятельств в регионе быть не может, убеждены эти эксперты. Поэтому при проектировании будущей модели взаимодействия стран региона лучше всего говорить о пяти отдельных государствах, которые выстраивают равноправные взаимоотношения в регионе. Интеграция при таком раскладе абсолютно лишняя категория, препятствующая конструктивному восприятию реальности.

Владимир Парамонов (Узбекистан): спасибо Гульмира за приведенные оценки. Тем не менее, позволю себе не согласиться с мнением той части экспертов, которые считают интеграцию «лишней категорией». На мой взгляд, подобный, в целом ложный и опасный тезис возникает в условиях отмеченной еще в первой части нашего обсуждения проблемы: слабости изучения Центральной Азии силами самой Центральной Азии. В такой ситуации растет непонимание того очевидного факта, что страны региона взаимозависимы и взаимосвязаны, особенно постсоветской историей, политикой, экономикой и безопасностью.

Причем, худо-бедно изучая самих себя (каждую из своих стран), мы практически совсем не изучаем друг друга, а тем более вопросы двустороннего и многостороннего взаимодействия в Центральной Азии. Эти темы – белые пятна. Чем угодно занимаются наши так называемые исследовательские институты: вопросами глобального и национального  развития, двустороннего взаимодействия с Западом, ну или пусть даже с Россией и Китаем, но практически никто не рассматривает все это через призму региона. Мы практически не думаем некими региональными понятиями, а в основном думаем национальными: «своя рубашка ближе к телу». Но тем самым, мы все меньше понимаем друг друга и все больше отдаляемся друг от друга. Мы уже не знаем, что в реальности происходит у своего соседа!

Кто-то возразит, мол – это проблема неразвитости СМИ в той или иной стране. Да, частично так. Но лишь частично, так как главное заключается в отсутствии у самих наших стран четких – государственных и идеологических установок и стратегического курса на дружбу друг с другом. Все это только декларируется, а в реальности никаких системных и долгосрочных мер в направлении укрепления дружбы, доверия, развития сотрудничества не делается. Мы все дружим во многом благодаря советскому наследию, постепенно растрачивая этот багаж! Но ведь и это наследие когда-нибудь уйдет в историю. И кто тогда завтра вспомнит о дружбе народов? Уже сейчас все меньше и меньше людей помнят об этом, а все чаще и чаще слышны националистические голоса. Так к чему и куда мы идем? Почему все это мало кто понимает и еще меньше тех, кто пытается это предотвратить? Да и вообще кто-то пытается это предотвратить? Поэтому, если в Центральной Азии не будет единства, то у нее не будет и будущего.

Тем более, что есть старая поговорка: «разделяй и властвуй». Так вот эта поговорка очень хорошо подходит к нашему региону. К тому же нас, страны Центральной Азии и  разделять даже не надо. Мы сами, добровольно «разделяемся» и удаляемся друг от друга, создавая тем самым благоприятные условия для более сильных блоков и держав делать с нами, что им вздумается. Особенно это касается малых стран региона: Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана. А потом мы спрашиваем: а что же случилось с Кыргызстаном? А еще скоро спросим: а что же случилось с Таджикистаном? Мой вопрос: а какая страна Центральной Азии будет следующей в «списке» претендентов на дестабилизацию?

Мое твердое убеждение, что альтернатива интеграции – это только хаос и дестабилизация. На мой взгляд, главная выгода от внутрирегионального сотрудничества заключается в минимизации существующих вызовов и угроз безопасности. Кстати, именно с этих вопросов мы начнем заключительную – третью часть данного обсуждения, продолжив ее разговором о возможных сценариях развития Центральной Азии.

Экспертный форум «Центральная Азия – 2020: взгляд изнутри». Часть 2.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия) и Информационно-аналитического центра МГУ (Россия).

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ