ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
В.Парамонов: "Китай – это доминирующая экономическая сила в Центральной Азии" Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ

Интервью В.Парамонова корреспонденту газеты "Санкэй Симбун" (Япония) Сато Такао от 15.07.2010.

 

Вопрос: Какую долю занимает Китай среди стран-кредиторов центральноазиатских республик?

Согласно исследованию, проведенного моей аналитической группой, финансовое присутствие Китая в Центральной Азии является масштабным, а Китай и китайский бизнес уже занимают одно из первых, если не первое место среди других государств, компаний и финансовых институтов по объемам инвестиций, кредитов и активов. Если в конце 1990-х годов китайские финансовые ресурсы составляли менее 1 млрд. долларов (в виде инвестиций) и были представлены исключительно в нефтегазовой отрасли Казахстана, то за первые 10 лет XXI века их объем увеличился более чем в 20 раз, а сама китайская финансовая активность стала затрагивать, хотя еще и не равномерно, но уже все без исключения страны Центральной Азии.

По состоянию на начало 2010 года, общие объемы финансовых ресурсов, так или иначе вложенных Китаем в Казахстан оцениваются нами не менее чем в 23,6 млрд. долларов, включая примерно 11 млрд. долларов инвестиций, 0,55 млрд. долларов кредитов и 12,1 млрд. долларов – приобретенных активов. В свою очередь, в остальных четырех странах Центральной Азии цифры несколько скромнее.

Так, в Кыргызстане общие объемы китайских финансовых ресурсов оцениваются нами в пределах от 160 до 180 млн. долларов, включая около 120 млн. долларов кредитов и 40-60 млн. долларов инвестиций. При этом, показательно и то, что Китай является главным кредитором Таджикистана, существенно опередив международные финансовые структуры и другие страны: общие объемы китайских финансовых ресурсов в республике оцениваются в размере не менее 732 млн. долларов, включая 600 млн. долларов кредитов, 50 млн. долларов инвестиций и 82 млн. долларов приобретенных активов.

На этом фоне, общие объемы китайских финансовых ресурсов в Туркменистане оцениваются нами в более чем в 1,1 млрд. долларов, включая порядка 700 млн. долларов – кредитов и 450 млн. долларов – инвестиций, а в Узбекистане – на уровне не менее 640 млн. долларов, включая 167 млн. долларов кредитов и 473 млн. долларов – инвестиций.

Результаты нашего исследования отражены в только что вышедшей книге в соавторстве с двумя ведущими узбекскими аналитиками Алексеем Строковым и Олегом Столповским "Китайский экономический экспресс в центре Евразии: угроза или исторический шанс" (книгу можно приобрести на сайте "Центральная Евразия", www.ceasia.ru).

Вопрос: Обнаруживает ли Китай стремление стать доминирующей силой в Центральной Азии?

В экономическом плане да, но не в политическом и не с точки зрения безопасности. Причем "экономическое доминирование" – это результат не столько некоего политического решения (хотя и оно, скорее всего, имеет место), сколько результат суммы следующих основных факторов: распада экономической системы СССР, слабости национальных экономик стран Центральной Азии и их главного партнера – России, близкого географического расположения региона, наличия на его территории важных сырьевых ресурсов, необходимых для растущей экономики Китая.

Вопрос: Как Вы оцениваете позицию России в отношении усиления Китая в ЦА?

По состоянию на конец первого десятилетия наступившего века деятельность Китая и китайских компаний в центральноазиатском регионе, как представляется, не оказывает заметного влияния на позиции России и серьезно не ущемляет российских интересов, тем более, что они не носят долгосрочный и объединенный единым планом характер, не вписаны в программу модернизации российской экономики.

С одной стороны, теоретически, Китай может выступить в роли конкурента России в Центральной Азии лишь в случае выработки и начала реализации в России стратегии по интенсивному промышленно-инновационному развитию: именно тогда потребуется масштабная модернизация российской экономики и, соответственно, значительное увеличение поставок центральноазиатских сырьевых ресурсов. С другой стороны, даже в этом случае, Китай способен выступить в качестве стратегического партнера России, тем самым, обеспечив прорыв в плане развития российско-китайско-центральноазиатского экономического сотрудничества на многосторонней основе.

Поэтому, примет ли российско-китайское экономическое взаимодействие в Центральной Азии форму партнерства или напротив соперничества во многом зависит от самой России, а точнее от ее готовности в корне пересмотреть основные принципы своей внутренней и внешней экономической стратегии, переориентировав ее с «экспортно-сырьевого» направления на следующие цели:
- собственного промышленно-инновационного развития;
- продвижения экономической ре-интеграции на постсоветском пространстве;
- выстраивания долгосрочных взаимовыгодных экономических отношений на многосторонней основе в рамках ключевых интеграционных институтов – ЕвразЭС и ШОС.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ