ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Создание Евразийского Союза и развитие евразийской интеграции – ключевые условия для выживания России: советы Владимиру Путину Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
04.05.2012 08:58

В связи с избранием на должность президента России Владимира Владимировича Путина возникает ряд принципиально важных вопросов относительно новой повестки дня внешней политики РФ в целом и на постсоветском пространстве в частности. Совершенно очевидно, что в складывающихся все более сложных условиях на международной арене, постсоветском пространстве, да и в самой России эта политика должна претерпеть серьезные, если не сказать кардинальные изменения.

Как представляется, экспертное сообщество может и должно внести значительный вклад в этот процесс и предложить конкретные рекомендации руководству России, тем самым инициировав и поддержав позитивные изменения во внешней политике РФ. Именно в этих целях проектом «Центральная Евразия» организован очередной виртуальный экспертный форум по теме «Советы Владимиру Путину», направленный на обозначение и обсуждение наиболее важных идей и предложений по совершенствованию внешней стратегии России в четырех основных сферах: политики, экономики, безопасности и энергетики.

На обсуждение вынесен целый ряд вопросов. Какова должна быть новая повестка дня внешней стратегии России в целом и на постсоветском пространстве в частности? Что должно быть в ее центре? Какими должны быть новые цели, задачи, механизмы, схемы и  алгоритмы этой политики? Каков должен быть разумный баланс между интересами России в сферах политики, экономики, безопасности и энергетики по тем или иным направлениям, в тех или иных регионах/странах? Иными словами, какая сфера должна быть базовой для того, чтобы были достигнуты существенные прорывы в других сферах сотрудничества и взаимодействия? Какие комплексы мер должны быть осуществлены в тех или иных странах и регионах, по тем или иным направлениям внешней стратегии, где интересы России должны быть наиболее долгосрочны и наиболее четко выражены? Какие эти регионы, страны и направления? Какова должна быть роль экспертного сообщества РФ, ее партнеров и союзников в обеспечении и сопровождении внешнеполитических усилий России?

В первой части дискуссии приняли участие четыре авторитетных эксперта: Александр Собянин (Россия),  Евгений Винокуров (Россия), Игорь Пиляев (Украина) и  Станислав Чернявский (Россия).

Владимир Парамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: понятно, что вопросов очень много. Тем не менее, уважаемые коллеги, прошу Вас обозначить свое видение темы и дать соответствующие рекомендации, которые, надеюсь, будут учтены командой вновь избранного президента РФ.  

Александр Собянин (Россия), руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества: на данном этапе главным направлением внешней политики для России, на мой взгляд, является создание Евразийского Союза – единого большого государства с Казахстаном и Белоруссией. Эта задача уже сформулирована лидерами данных стран.

Причем, самым важным показателем успешности дерзкого евразийского проекта является вопрос идеологической цели. Эта цель должна быть не экономической, а гуманитарной: в новом Союзе важнейшей ценностью должна быть справедливость – справедливость социальных отношений и общественного устройства. И тогда сразу будет видно, насколько будет сложно перейти к справедливому обществу от нынешней лицемерно-циничной системы в наших странах.

В свою очередь, важнейшими экономическими задачами должны быть инфраструктурные проекты по строительству новых железных и бетонных автомобильных дорог, а также по созданию международного гидроэнергетического консорциума с участием ОАО «Русгидро» и ОАО «Интер РАО». Такой консорциум с российским участием снимет неразрешимые сейчас противоречия между богатыми водой Киргизией и Таджикистаном и зависимыми от воды Узбекистаном и Казахстаном.

Исключительная роль у экспертного сообщества, которое просто обязано создать целостную непротиворечивую картину будущего устройства Евразийского Союза, и убедить власти и бизнес в этой собственно евразийской картине мира. Пока же наши концептуальные взгляды, к великому сожалению, вторичны по отношению к англо-саксонским концепциям.

Характерно, что недавнее предложение главы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктора Петровича Иванова звучит как задача создания «Российской корпорации сотрудничества со странами Центральной Азии» (РКС ЦА). Т.е. советники Иванова не смогли убедить своего шефа в том, что мы должны для евразийского строительства разделить понятия Средней и Центральной Азии. И при таком различении речь должна идти в первую очередь не о более широком регионе Центральной Азии, а о совместном развитии именно Средней Азии.

Евгений Винокуров (Россия), доктор экономических наук, директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития: главным направлением внешней политики России, на мой взгляд, должна стать так называемая евразийская интеграция, включая ее следующие составляющие: в северной и центральной части континента и, потенциально, на всем континенте или в части его макрорегионов. Поясню. Термин «евразийская интеграция» уже укоренился для обозначения интеграционного строительства на постсоветском пространстве, прежде всего в рамках Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП). Между тем, евразийская интеграция, как и Евразия в качестве географического феномена, не ограничивается рамками бывшего Советского Союза. Вот поэтому и следует говорить о «двух евразийских интеграциях» в качестве ключевых стратегических задач, которые должны стоять на повестке дня внешней политики России.

Идея всеобъемлющей континентальной интеграции уже находит свое отражение в риторике официальных лиц, в частности в России и Казахстане. Евразийский подход уже давно является неотъемлемой чертой официальной политики Казахстана, а Россия постепенно выстраивает стройную концепцию, сочетающую постсоветский «вектор» интеграции с «западным» и «восточным» векторами. Например, в своей известной программной статье В.В. Путин рисует перспективу, при которой Евразийский экономический союз (созданный на базе существующего Таможенного союза) должен стать эффективным трансконтинентальным звеном, способствующим развитию континентальной экономической интеграции «от Атлантики до Тихого океана» (3.10.2011, Известия). Н.А. Назарбаев, отец евразийской интеграции, указывает на ЕЭП как на основного институционального субъекта  расширения границ интеграционных процессов: «нам взаимовыгодно расширение сотрудничества Единого экономического пространства с Европейским союзом, Китайской Народной Республикой, Японией, Индией» (25.10.2011, Известия). Таким образом, в дополнение к «первой» евразийской интеграции – постсоветской уже обозначена «вторая» – общеконтинентальная интеграция, включающая в себя два основных вектора: западный и восточный. 

Западный вектор. С моей точки зрения, принципиально важный вопрос заключается в том, что европейская интеграция и постсоветская интеграция не должны рассматриваться как взаимоисключающие. Наоборот, в идеальном случае регионализм в рамках ТС и ЕЭП  может быть комплементарен цели интеграции с Европейским союзом. Например, глубокая переработка техрегламентов и стандартов в рамках ЕЭП закладывает основу для гармонизации технического регулирования ЕЭП и ЕС. Тем более, что и сам ЕС продвигает региональное сотрудничество между странами-соседями. Присутствие Европейского союза в качестве внешнего партнера могло бы быть полезным для смягчения постоянных препятствий для постсоветской интеграции: дефицита доверия между постсоветскими странами и проблем, связанные с естественным доминированием Российской Федерации. Сотрудничество с Европейским союзом обычно подразумевает значительный уровень восприятия европейских институтов (например, сближение стандартов), что могло бы быть полезным и для сотрудничества между самими странами постсоветского мира. Оптимальным инструментом реализации подобной стратегии могла бы стать Зона свободной торговли (ЗСТ) между Таможенным союзом и Евросоюзом (в западной торговой терминологии deep and comprehensive free trade area, DCFTA), включающая, помимо собственно торговых вопросов, договоренности по гармонизации законодательства, гармонизации технического регулирования, либерализации движения капитала и безвизовому режиму.

Восточный вектор. Этот вектор интеграции принципиально отличается от западного. Цели интеграции с Евросоюзом более амбициозны – глубокое и всеобъемлющее соглашение о свободной торговли ЕС-ТС, гармонизация законодательства и технического регулирования, безвизовый режим, оптимальное решение вопроса по интеграции Украины. В случае с Восточной и Юго-Восточной Азией ситуация другая, и цели менее амбициозны – свободная торговля с некоторыми странами (Вьетнам может выступить в качестве пилотного проекта, а первая крупная ЗСТ напрашивается с Южной Кореей), качественное расширение трансграничной инфраструктуры (нефте- и газопроводы, передача электроэнергии, порты и аэропорты, телекоммуникации), расширение социально-культурного взаимодействия.

Одним из наиболее ценных уроков, которые можно извлечь из мирового опыта региональной интеграции, является понимание того, что конкретные интеграционные проекты в отдельно взятых секторах достаточно успешно закладывают основы долгосрочного сближения экономик и обществ. В целом, евразийская континентальная интеграция могла бы стать ключевой силой развития, движимой интеграцией в области торговли энергоресурсами и другими товарами, интеграцией в транспортной сфере, потоками капитала и рабочей силы, туризмом, борьбой с наркотрафиком и эпидемиологическими угрозами.

Игорь Пиляев (Украина), доктор политических наук, профессор: новая повестка дня внешней стратегии России должна исходить из ее ключевой интегрирующей роли для постсоветского, паневропейского и евразийского пространств, что предполагает неконфликтное сочетание векторов паневропейской и евразийской интеграции, активное использование форматов Совета Европы, ОБСЕ, СНГ, ЕврАзЭС, ОЧЭС, ОДКБ, ШОС, а в контексте реструктуризации глобального пространства – БРИКС и Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества.

Конфуцианские принципы совместного развития, глубинных изменений, гармоничного мира, совместной ответственности, активного участия за двадцатилетие бурного китайского роста и усиления «азиатских тигров» доказали миру не только свою непреходящую мудрость, но и конкурентоспособность, принципиальную кооперативность и комплементарность с европейскими ценностями. В этой связи макроцивилизационная и геостратегическая миссия России ныне видится в стыковке двух успешно зарекомендовавших себя в мировом масштабе систем ценностей – европейской и конфуцианской – прежде всего по линии эффективного обмена энергии на технологии,  свободы перемещения товаров, капиталов, услуг, а с учетом демографических ограничителей и интересов национальной безопасности, – также трудовых ресурсов.  Стратегическими партнерами России по проекту указанной стыковки могли бы выступить, например, Казахстан, Монголия и Южная Корея.

По моему убеждению, от успеха украинского-российского стратегического диалога существенным образом будет зависеть, станет ли вектор трансконтинентального сотрудничества, общеевропейской и, шире, евразийской интеграции, определяющим. Однозначно недопустимым для России как великой державы, несовместимым с ее трансконтинентальной и глобальной миссией было бы продолжение сдачи позиций российских диаспор на постсоветском пространстве за энергетические либо иные прагматические интересы деловых элит. Диаспора ближнего зарубежья должна рассматриваться Россией не как балласт или проблемный фактор в отношениях со страной пребывания, а как ценнейший, активный и потенциально воспроизводимый ресурс добровольной, взаимовыгодной интеграции постсоветского пространства.

Станислав Чернявский (Россия), директор Центра постсоветских исследований МГИМО(У) МИД РФ, доктор исторических наук: особое значение для России имеет последовательная реализация достигнутых договоренностей по созданию Единого экономического пространства (ЕЭП) России, Белоруссии и Казахстана. В этих целях необходимо:

- обеспечить высокую поступательную динамику интеграционного взаимодействия, основанного на углублении понимания странами-партнерами общности своего будущего как участников экономического объединения наднационального уровня; добиваться реалистичного формулирования промежуточных целей сотрудничества в сфере ТЭК, инновационного, агропромышленного, добывающего и обрабатывающего комплексов и планомерной их реализации; активизировать участие частного бизнеса в расширении кооперации в реальном секторе экономики стран-партнеров;

- придерживаться взвешенной позиции в отношении возможных инициатив по расширению членства в ЕЭП с учетом политического контекста, а также противоречий в руководстве потенциальных стран-кандидатов; разработать для этих стран программу «переходного периода», а также набор требований соответствия уровню членства в ЕЭП, выполнение которых должно носить обязательный характер;

- максимально активизировать работу по созданию единого правового поля хозяйственной деятельности, в котором, наряду с унификацией таможенного законодательства, будет оперативно обеспечена унификация валютного, финансового, гражданского регулирования; не допускать отставания законодательно-нормативной базы интеграционных процессов от административных решений, что способно дискредитировать интеграционный процесс в среде бизнеса;

- продвигать в качестве основных направлений взаимодействия стран-участниц ЕЭП проекты, связанные с укреплением позиций российского ядра интеграционного блока, усилением российского лидерства в создании транспортной инфраструктуры, расширении спектра единых технических регламентов, последовательном осуществлении инновационных проектов;

- подготовить специализированную программу упреждающего противодействия вызовам и рискам интеграционного сотрудничества. Учитывать вероятность торможения интеграционного развития на этапах согласования правил взаимодействия между национальным и наднациональным уровнями регулирования, а также возможность роста российских затрат на внедрение инновационного компонента в интеграционные процессы и появления нерентабельных для российской стороны направлений взаимодействия по модернизации производственных систем стран-партнеров.

Владимир Парамонов: мне только остается согласиться с единодушным мнением моих уважаемых коллег о том, что постсоветский формат интеграции является принципиально важным для России. Я бы даже добавил: для ее выживания в стремительно меняющемся мире.

Поэтому мне нечего возразить по этой части дискуссии, кроме того, что, на мой взгляд, все же экономика должна быть «двигателем» отношений, а вовсе не безопасность или политика. Как мне представляется, сначала нужно и должно создать то экономическое общее, которое следует защищать и с точки зрения политики, и с точки зрения безопасности. И в этой связи, первое, я особо признателен Станиславу Чернявскому за очень конкретные и емкие рекомендации по выстраиванию того экономического общего  в рамках Единого экономического пространства, которое нужно и должно защищать. Без этого общего, все попытки защищать что-либо, как мне представляется, обречены на провал.

Второе. С чем бы я поспорил, так это с утверждением Александра Собянина о столь уж высокой и принципиальной важности более узкого понятия «Средняя Азия» взамен, как я понимаю «англо-саксонского» и более широкого понятия «Центральная Азия». Мне представляется, что как ни называй данный постсоветский регион, суть от этого существенно не меняется. Тем не менее, полностью соглашусь с тем, что, да, действительно, надо форсировать реальные локомотивные экономические проекты, как то транспортные, энергетические и производственные, одновременно наполняя практическим содержанием я бы сказал не только и не столько гуманитарную, сколько в целом идеологическую составляющую развития наших обществ и наших отношений, в том числе по такому ключевому вопросу как интеграция. Проблема, на мой взгляд, в том, что этой составляющей как таковой нет, а ее формированию не уделяется практически никакого значения. Более того, отсутствуют и сами локомотивные проекты в экономической сфере, что, по моему мнению, и предопределяет пробуксовку процесса интеграции в системе «Россия – Центральная Азия». 

Третье. Соглашаясь с тезисом Евгения Винокурова о необходимости развития экономических отношений в западном и восточном направлениях, тем не менее,  я бы не согласился с тем, что постсоветскому пространству на данном этапе развития столь уж необходима именно интеграция в указанных направлениях. На мой взгляд, это даже очень опасно, особенно принимая во внимание растущую угрозу закрепления за постсоветским пространством статуса сырьевого придатка и Запада, и Востока. Да, необходимо выгодное экономическое взаимодействие, но это вовсе не значит, что мы должны говорить в терминах интеграции в условиях, когда именно дезинтеграция евразийского центра – России и других постсоветских стран – как раз таки и не позволяет выработать эффективных схем экономического взаимодействия с теми же Европой и Азией.

Четвертое. Поддерживая в принципе позицию Игоря Пиляева, я бы, тем не менее,  добавил, что, на мой взгляд, цементирующим звеном для России в процессах евразийской интеграции является не только Украина, но такая важная страна Центральной Азии как Узбекистан, и такой важный институт как ШОС. При этом, мне представляется, что принципиально многое зависит от позиции Китая и его готовности поддержать политически, экономически и с точки зрения безопасности постсоветский формат интеграции. На это должны быть ориентированы значительные усилия со стороны России и ее центральноазиатских партнеров.

В целом же, надеюсь, что обсуждение этих вопросов будет продолжено и уже в следующих частях дискуссии мы увидим новые практические рекомендации команде Владимира Путина. Важным показателем того, что они будут услышаны может стать, прежде всего, реальное и качественное изменение нынешних крайне неэффективных подходов к экспертному/аналитическому обеспечению и сопровождению российской внешней политики, в том числе самих интеграционных инициатив.          

Виртуальный экспертный форум «Советы Владимиру Путину». Часть 1.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИАЦ МГУ (Россия) и ИА "Регнум" (Россия).

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ