ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
ШОС: быть или не быть? Советы Владимиру Путину Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
16.07.2012 08:10

Насколько Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) является перспективной структурой? Так или иначе, но именно этот вопрос возникает на основании высказанных в предыдущих частях экспертной дискуссии по теме «Советы Владимиру Путину» оценок и рекомендаций насчет того, как той же России строить свои отношения с Китаем, в том числе в рамках самой Организации. В этой связи, в данной части дискуссии предпринята попытка сфокусировать внимание не только и не столько на КНР, сколько именно на ШОС, попытавшись рассмотреть ее современное и будущее значение. К участию в обсуждении приглашены следующие авторитетные эксперты: Марат Шибутов (Казахстан), Андрей Казанцев (Россия), Алмат Тоекин (Казахстан), Валерий Первухин  (Россия).

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»:  уважаемые коллеги, на мой взгляд, ШОС переживает тот критический период своего развития, когда принципиально важны как жесткие оценки ее деятельности, так и предельно внятные рекомендации по использованию потенциала Организации в интересах всех стран-участниц. Более того, крайне значимо попытаться заглянуть в будущее и хотя бы на сценарном уровне и с точки зрения экстраполяции современных тенденций рассмотреть перспективы политики КНР в рамках ШОС. Вам слово.

Марат Шибутов (Казахстан), представитель Ассоциации приграничного сотрудничества (Россия) в РК: ШОС – абсолютно бесполезная для России площадка, особенно после заключения двухсторонних соглашений центральноазиатскими странами с Китаем и в условиях неурегулированности российско-китайских торговых отношений по нефти и газу. Пора ее распустить:  толку от нее не будет вообще.

Андрей Казанцев (Россия), доктор политических наук, директор Аналитического центра МГИМО(У): КНР в настоящее время усиливает политику, направленную на формирование зоны свободной торговли (ЗСТ) в рамках ШОС. Однако для России приоритетом должна быть реинтеграция экономик бывших советских республик. Интеграция в рамках ШОС же должна идти намного более медленными темпами в рамках общей политики России по постепенной и частичной переориентации экономики от исключительно европейского направления к связям с регионом АТР как новым глобальным центром экономического роста.

Пока Китай, понимая, что Россия отстает от него в экономическом освоении Центральной Азии, политически продолжает признавать за ней неофициальное военно-стратегическое лидерство в регионе. Таким образом, он еще и экономит собственные ресурсы. Как долго это будет продолжаться? Не исключено, что российский евразийский проект, если он пойдет успешно, активизирует КНР на центральноазиатском направлении. Важно отметить в этом плане изменившиеся за последнее десятилетие настроения симпатий центральноазиатских элит. Последние дружно пытаются понравиться Китаю, особенно, когда речь идет о новых китайских вливаниях. В настоящее время китайский компонент в Центральной Азии, учитывая растущие возможности КНР, рассматривается правящими элитами как один из ключевых в плане получения внешних инвестиций, кредитов, строительства инфраструктуры, развития торговли, реализации энергетических проектов. Важно отметить, что региональные элиты будут готовы делать это даже в ущерб экономическим и политическим интересам России, если сам Пекин такого обострения противоречий захочет.

Важный момент – наличие двух региональных проектов, в которых Россия играет ключевую роль, а Китай в них не участвует: ЕврАзЭС и ОДКБ. Формально представители трех организаций (ШОС, ЕврАзЭС, ОДКБ) говорят о необходимости взаимодействия. Однако в реальности оно очень невелико. Китайские представители не раз высказывались и продолжают высказываться в пользу возможности в будущем, через реализацию китайской ЗСТ, интеграции двух проектов ЕврАзЭС + ШОС. Это неизбежно приведет к созданию «Большой китайской Евразии», резкому уменьшению роли России на данном пространстве, угрозе национальных приоритетов России и стран Центральной Азии. Теоретически, с учетом соотношения темпов усиления КНР, все это в перспективе нескольких десятилетий может привести к упразднению СНГ и замене его на некую «китайскую Евразию», хотя, разумеется, пока о таких перспективах не готовы думать даже в Пекине (прежде всего, в силу того, что центральноазиатское направление для Китая не столь уж и важно).

Пока  курс на расширение своего влияния в регионе Китай строит очень осмотрительно. Дипломатия КНР стремится тщательно избежать конкуренции с Россией, которую она рассматривает не как соперника, а больше как партнера в деле предупреждения усиления позиций Запада. «Большой» российско-китайский Договор о стратегическом партнерстве 2001 г. косвенно распространяется и на Центральную Азию. Китай позиционирует себя в Центральной Азии пока как государство, которое признает российские приоритеты в данном регионе, не пытается подменить или выдавить РФ. Однако (де-факто) экономически КНР (по объемам инвестиций, числу реализованных инфраструктурных и энергетических проектов за последние 15 лет) серьезно обошла Россию и даже серьезно «ужимает» остающиеся в регионе российские экономические интересы.

Нарастает определенное российско-китайское энергетическое соперничество, особенно после открытия китайского трансазиатского газопровода «Туркменистан –Узбекистан – Казахстан – Китай» в конце 2009 г. Объективно, с точки зрения нефтегазовой политики Россия и Китай – конкуренты. Именно Китай разрушил российскую монополию на контроль за транспортировкой центральноазиатских нефти и газа. Более того, КНР использует центральноазиатские ресурсы для ценового давления на Россию. Например, Китай, закупая газ у Туркмении, оказывает давление на «Газпром» в его намерениях поставлять газ в Китай по максимально возможной цене. А центральноазиатские государства, например, Туркменистан, пользуясь наличием альтернативы, не идут больше на ценовые уступки.

В итоге, ШОС – средство сохранить уровень противостояния на «мягком уровне» и не допустить перехода в режим «жесткой конкуренции». Последнее означало бы, что экономические противоречия переросли в политическое противостояние, а этого допустить не готовы ни Москва, ни Пекин. Правда, нельзя не отметить, что в рамках российско-китайского партнерства в настоящее время сложилось не совсем оптимальное разделение труда с точки зрения интересов нашего государства. Москва несет основные издержки по обеспечению безопасности той же Центральной Азии в рамках ОДКБ и по противостоянию с Западом за стратегическое влияние. Пекин же, пожиная плоды этой политики России, получает все больше экономических выгод от региона. В будущем в рамках российско-китайского сотрудничества в ШОС следует поставить вопрос о том, чтобы КНР все больше вкладывал ресурсы в поддержание стабильности в Центральной Азии и Афганистане, так как именно Китай получает от региона основную экономическую выгоду.

Алмат Тоекин (Казахстан), независимый эксперт: Китай и патронируемый им проект ШОС – это наиболее сильные и серьезные «игроки» на пространстве Евразии. И в этом отношении противостоять «экспансии» Китая невозможно даже сообща, например в некоем Союзе «Россия – Центральная Азия». Уже в среднесрочной перспективе Китай может стать державой №1. В идеале, безусловно, жизненно необходима консолидированная и согласованная позиция/политика постсоветских стран, тех же России и государств Центральной Азии, выработка и проведение проактивной совместной стратегии. Однако, все невозможно и в принципе и на практике ...

Валерий Первухин  (Россия), заведующий сектором Института энергетической стратегии: на мой взгляд, принципиально важной является задача формирования Энергетического клуба ШОС и в целом усиление экономического взаимодействия в рамках Организации. На сегодня ШОС не имеет четкой стратегии экономического партнерства в сфере многостороннего инвестиционного и технологического обмена.

Начать разработку такой стратегии было бы целесообразно именно с энергетической составляющей как первичного и основополагающего элемента регионального сотрудничества. Ведь в ШОС объединились как государства, являющиеся крупными производителями энергоресурсов, так и страны импортеры.  Это делает их, с одной стороны, «внутренне» зависимыми друг от друга, но, с другой стороны, создает основу для многостороннего взаимодействия.

Подходящей площадкой для  разработки, обсуждения  и согласования основных положений проекта такого документа мог бы стать Энергетический клуб ШОС, к идее создания которого вновь привлек внимание в ноябре 2011 года премьер-министр Российской Федерации В.В.Путин. Как заявил тогда В.В.Путин, «необходимо учитывать интересы как производителей, так и потребителей энергоресурсов, поэтому мы поддерживаем идею формирования Энергетического клуба, в который вошли бы  и члены ШОС, и наши партнеры».

Энергетический клуб ШОС создается, прежде всего, в целях налаживания и проведения расширенного диалога по вопросам повышения энергетической безопасности, гармонизации энергетических стратегий, координации усилий и всестороннего обсуждения перспектив сотрудничества в различных отраслях энергетики в интересах государств-членов ШОС.

Но этими общими задачами деятельность Энергетического клуба не может ограничиваться, если рассматривать его не  как «элитный» клуб для избранных шести стран-членов Организации, а как структуру, готовую к взаимодействию с разными странами, международными организациями и бизнес-сообществами.  И чем шире будет круг участвующих в работе Энергетического клуба ШОС, тем большую пользу от его деятельности  получат сами страны-члены Организации: это и возможности привлечения внимания к своим проблемам и инвестиционным возможностям, более глубокое понимание своего места в системе мирохозяйственных связей, нахождение оптимальных партнерских связей исходя из интересов собственного развития и т.п.

В моем понимании Энергетический клуб, создание которого после неоднократных безуспешных попыток наконец начинает приобретать зримые очертания, должен исходить из реальных возможностей и готовности к неформальному обмену мнениями максимально широкого круга заинтересованных сторон. В системе ШОС существуют необходимые официальные  органы, принимающие  согласованные решения, но тем не менее до сих пор многостороннее экономическое сотрудничество остается наименее развитым направлением в деятельности Организации.

Мне видится задача Энергетического клуба именно в формировании атмосферы открытости, доверия в обсуждении насущных экономических и правовых проблем, в свободном обмене мнениями о путях их решения прежде всего на экспертном уровне, не ограниченном жесткими рамками установленных процедур. В конечном итоге именно в результате таких свободных дискуссий могут формироваться конкретные предложения  для правительственных структур всех уровней, которые будут принимать соответствующие политические и экономические решения, обеспечиваемые суверенными правами заинтересованных стран.

На начальном этапе становления Энергетического клуба стоило бы четко заявить, что членство в нем не является жестким и обязательным даже для «шосовской  шестерки». Ведь предыдущие попытки создания Энергетического клуба оказались безуспешными не в последнюю очередь из-за отсутствия консенсуса среди самих стран-членов. Между тем  статья 16 Хартии Шанхайской организации сотрудничества позволяет обойти это мнимое препятствие. Она, в частности, гласит: «В случае незаинтересованности одного или нескольких государств-членов в осуществлении отдельных проектов сотрудничества, представляющих интерес для других государств-членов, неучастие в них указанных государств-членов не препятствует осуществлению заинтересованными  государствами-членами таких проектов сотрудничества и вместе с тем не препятствует  указанным государствам-членам в дальнейшем присоединиться к осуществлению таких проектов».

«Клубный» формат позволяет максимально расширить состав экспертов, участвующих в мероприятиях Энергетического клуба. Помимо государств-членов, наблюдателей и партнеров по диалогу  ШОС, целесообразно информировать о повестке дня и мероприятиях в рамках клуба представителей стран, входящих в состав международных организаций, с которыми у ШОС имеются соглашения о сотрудничестве, а также через СМИ – широкие круги мировой энергетической общественности, предоставляя им возможность участвовать в работе Энергетического клуба. Конечно, это потребует определенных организационных мер и финансовых затрат, но мультипликативный эффект в конечном счете окупит их с лихвой.

В лице Энергетического клуба может сформироваться своего рода союз  поставщиков, транзитеров и потребителей энергоресурсов. Он может стать и координирующим органом, способствующим  развитию экономических и энергетических связей между государствами и компаниями. В основу такого взаимодействия на данном этапе может быть положена актуализированная  «Программа многостороннего торгово-экономического сотрудничества», принятая  главами правительств стран-членов ШОС.

Основными направлениями деятельности в сфере энергетики могут стать: модернизация действующих энергетических мощностей и сетей; развитие  транспортной инфраструктуры; совместное освоение новых месторождений углеводородов и           геологоразведка; создание условий для взаимного доступа на рынки электроэнергии и ее транзита; энергосбережение и энергоэффективность; подготовка и повышение квалификации специалистов в области энергетики; информационный обмен.

Наряду с этими общими направлениями сотрудничества, которые могут стать ориентирами при формировании дискуссионной повестки дня Энергетического клуба, в рамках клуба целесообразно вести поиск и обсуждение конкретных проектов, в таких областях, как  энергетическое машиностроение, глубокая переработка углеводородного сырья, атомная энергетика, гидроэнергетика.

В результате широких дискуссий по указанным и другим энергетическим проблемам их участники, возможно, придут к осознанию необходимости формирования общего энергетического пространства ШОС. С идей создания Азиатской энергетической стратегии, например, несколько лет тому назад выступил президент Казахстана Н.А.Назарбаев. Разумеется, концепция создания общего энергетического пространства потребует согласования и определенной гармонизации энергетических стратегий государств-членов ШОС. И прежде чем выходить с подобными предложениями на уровень руководящих органов ШОС целесообразно детально обсудить их в рамках Энергетического клуба. Вообще вопросы энергетических стратегий государств ШОС, их мониторинга, перманентной актуализации должны, как представляется, постоянно присутствовать в повестке дня Клуба.

В конечном итоге формирование общего энергетического пространства ШОС потребует  принятия политических решений по таким вопросам, как  либерализация цен, унификация тарифов на транспортировку энергоносителей, разработка единой налоговой базы, согласование действий на уровне поставщиков во избежание ненужной конкуренции между ними. В решении этих и смежных проблем  странам ШОС может помочь опыт России, Казахстана и Белоруссии по формированию Евразийского экономического пространства.

Оставаясь на почве реальности, мы не должны уповать на то, что Энергетический клуб – в силу одних лишь объективных предпосылок – заведомо обречен на успех. Предыдущие попытки его создания показали, что это не так. Сколь бы интересны сами по себе ни были теоретические проблемы экономического и энергетического сотрудничества на пространстве ШОС для участников дискуссий в рамках Клуба, долговременный и устойчивый интерес к этой площадке со стороны бизнес-структур  может поддерживаться только при условии выхода на конкретные дву- и многосторонние проекты, обеспеченные не только инвестициями, но и политической поддержкой.

Энергетический клуб ШОС  может  содействовать углублению взаимодействия между производителями энергоресурсов (Россия, Казахстан, Узбекистан, Иран) и потребителями энергоресурсов (Китай, Таджикистан, Киргизия, Индия, Пакистан, Монголия). Это стало бы серьезным  шагом на пути превращения ШОС в самодостаточного  игрока как на  глобальном, так и региональном  энергетических рынках.

Таким образом  деятельность Энергетического клуба должна быть «логистически» встроена в  сферу межгосударственных отношений стран ШОС, включая формирование системы региональной безопасности и ее существенного элемента – энергетической безопасности.

В условиях сохраняющейся нестабильности мировой экономики активизация энергетической политики ШОС сыграла бы заметную роль не только в обеспечении устойчивого роста самих  стран-членов ШОС. Она стала бы  положительным фактором в мировой экономике.

Владимир Парамонов: уважаемые коллеги, спасибо за Ваши оценки, рекомендации и прогнозы. Подводя итоги нескольким частям дискуссии, посвященным КНР и ШОС, хотел бы поделиться своим видением будущего взаимодействия с Китаем, в том числе в рамках  Шанхайского процесса.

Как мне представляется, с точки зрения сегодняшних реалий просматривается три основных сценария: сценарий №1 – дальнейшая дезинтеграция геоэкономического / геополитического пространства бывшего СССР (наиболее вероятен); сценарий №2 – формирование геоэкономического / геополитического блока под эгидой Китая (пока маловероятен, но возможен); сценарий №3 – ре-интеграция геоэкономического / геополитического пространства бывшего СССР (пока маловероятен). В этой связи, России, странам Центральной Азии и другим постсоветским государствам стоит трезво оценить риски и возможности в результате реализации каждого сценария и соответственно выстроить/перестроить свои стратегии развития.

Ведь при реализации сценария №1, страны Центральной Азии и азиатская часть России будут вовлекаться в орбиту геоэкономического (а позднее и геополитического) влияния Китая на правах сырьевых колоний и буферных зон. В свою очередь, первые признаки в пользу или вопреки реализации сценария №2 будут заметны в характере выстроенной схемы взаимодействия РФ и ее союзников по СНГ с КНР/ШОС. До тех пор пока данная схема отсутствует и/или ее выработка не предвидится, или эта схема будет выстроена преимущественно с учетом интересов Китая, то данные варианты «взаимодействия» будут лишь усиливать вероятность сценария формирования геоэкономического/геополитического блока под эгидой КНР. И наоборот, сценарий №3 – ре-интеграции постсоветского пространства под эгидой России является наиболее благоприятным для РФ и большинства других стран СНГ с точки зрения их долгосрочных государственных интересов. Его реализация подразумевает построение самостоятельного центра силы по примеру СССР и, соответственно, активного участия в формировании нового мирового порядка.

В итоге, как мне представляется, краткосрочные и среднесрочные перспективы  взаимодействия с КНР, в том числе в рамках ШОС, пока все еще зависят от России в большей степени, чем от самого Китая или даже других центров силы. Дело в том, что только при эффективном задействовании исторического опыта, интеллектуальных ресурсов и геополитического / геоэкономического потенциала РФ возможно в корне изменить ход уже запущенных на огромных пространствах Евразии центробежных тенденций. В этой связи страны-союзники России, в первую очередь центральноазиатские, должны  всемерно направлять РФ именно на цели реализации этой по сути исторической миссии с ее главным ориентиром на геоэкономическую / геополитическую ре-интеграцию постсоветского пространства. Ведь только вместе страны бывшего СССР смогут сформулировать и отстаивать общие стратегические интересы, выстроить устойчивые отношения с другими центрами силы, включая с КНР. Альтернативой этому является выстраивание тем же Китаем сугубо эгоистических схем отношений и с Россией, и с остальными постсоветскими странами, что в результате будет вести к усилению дезинтеграционных тенденций в Евразии и, соответственно, росту угроз и вызовов.

Подтолкнуть Россию к проведению такой долгосрочной стратегии и призван проводимый виртуальный экспертный форум «Советы Владимиру Путину». Однако насколько голоса экспертов слышны в том же Кремле – до сих пор остается загадкой, так как в политике РФ, к сожалению, пока не видны кардинальные перемены. Одним из подтверждений этого является вступление России в ВТО – стратегически самоубийственный шаг, ускоряющий реализацию сценария дальнейшей дезинтеграции геоэкономического / геополитического пространства бывшего СССР.

Виртуальный экспертный форум «Советы Владимиру Путину». Часть 12.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия) и Информационно-аналитического центра МГУ (Россия).

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ