ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Результаты и перспективы политики США в Афганистане: советы Бараку Обаме Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
29.04.2013 12:05

В связи с сокращением западного воинского контингента в Афганистане, ожидаемым обострением ситуации в этой стране и прогнозируемым усилением региональной нестабильности возрастает необходимость более глубокого осмысления стратегии США в Афганистане и Центральной Азии, да и, собственно, – стремительно формирующейся новой геополитической и геоэкономической конфигурации в данной части Евразии.

Что уже принесли и что еще принесут Соединенные Штаты Афганистану, соседним странам и региону в целом? Какие проблемы решили и, возможно, решат, а какие сформировали и еще сформируют? Как обстановка в Афганистане отразится на ситуации в Центральной Азии, других пространствах? В попытках ответить на эти и многие другие сложные вопросы проект «Центральная Евразия» организовал очередной виртуальный экспертный форум по теме «Политика США в Афганистане и Центральной Азии: советы Бараку Обаме».

В первой части дискуссии приняли участие четыре авторитетных эксперта: Владимир Пластун (Россия), Азиз Арианфар (Германия), Шухрат Ёвкочев (Узбекистан) и Артур Атанесян (Армения). 

Владимир Парамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: первый блок вопросов связан с политикой США именно в Афганистане. Как Вы, уважаемые коллеги, оцениваете результаты международной антитеррористической кампании? Что практически дала Соединенным Штатам военная операция? Как Вы видите перспективы переговоров США с талибами? Возможна ли какая-либо договоренность? Насколько, на Ваш взгляд, будет тверда позиция и успешна линия талибов по вопросу полного вывода из страны иностранных войск? Почетное право «открыть» дискуссию предоставляется мэтру российской «школы» по Афганистану – Владимиру Никитовичу Пластуну.

Владимир Пластун (Россия), доктор исторических наук, профессор: не считаю, что т.н. антитеррористическая кампания была «международной».  Она  была  «натовской» во  главе  с  США, и около нее «крутился»  целый ряд других мелких стран в надежде заслужить одобрение из  Вашингтона, получить кое-какие денежки и «обкататься» на поле боя. Надеюсь,  «обкатка» пошла  им  на  пользу – применят опыт для подавления у себя на родине народных протестов и, при необходимости, – для свержения собственных правительств. В целом же, 12-летнее пребывание иностранных войск показало следующее:

- США – уже не гегемон;

- афганцы должны сами решать свои проблемы («через свой пот и свою кровь»);

- США воспользовались случаем (возможно, ими самими   организованным «воздушным  налетом  на  территорию  США») для  закрепления  в  Центральной Азии – богатейшем  сырьевыми  ресурсами  регионе;  а  террор – он и в Бостоне террор.

Касаясь другого вопроса – переговоров, на мой взгляд, договоренность  США  с  талибами  возможна. Талибы  могут  принять определенные  условия  Соединенных Штатов. Американская  болтовня о правах человека  давно ушла на второй план. Главное для США – решать геополитические задачи: закрепления в Центральной Азии, наблюдения за СНГ и Китаем, «кнута и пряника» для Пакистана и Ирана.

У талибов на первом плане (сегодня!) – избавиться от присутствия США и установить свои  порядки  в  Афганистане. А там – можно продолжать в «талибском духе», что не исключает возможность нарушения ими соглашений, заключенных с неисламскими странами. Последнее легко проверить, прочитав запись телефонного разговора покойного президента США Рейгана с не менее покойным президентом Зия-уль-Хаком, заявившим, что Женевское соглашение о выводе советских войск он соблюдать не собирается, так как это договор с кафирами (прим.: от араб. «кафир» –  неверный, неверующий, т.е. не мусульманин).

О полном выводе войск из Афганистана говорить не приходится. Даже если предположим, что войска будут выведены, то к охране американских объектов в Афганистане уже давно приставлены американские отставники: морпехи, сотрудники ЦРУ, армейцы и т.п.

США в Афганистане были, есть и будут. Здесь сплелись интересы не только американской и афганской верхушки (общие интересы – бизнес и наркотики), но и «нашей» среднеазиатской. Только – без рекламы. Ничего личного, просто бизнес…

Азиз Арианфар (Германия), директор Центра изучения Афганистана: ясно одно – нынешняя стратегия США в отношении Афганистана и региона в целом зашла в тупик. Несмотря на огромные расходы (в размере нескольких сотен миллиардов долларов), США не добились никаких стратегических целей, наиважнейшими из которых являлись:

- смена режимов в Пакистане и Иране;

- укрепление марионеточного режима в Кабуле;

- недопущение «выхода» Китая через Пакистан в Персидский залив;

- дестабилизация ситуации в Центральной Азии;

- реализация таких помпезных транспортно-коммуникационных проектов как «Нубукко», «Трасека»,  ТАПИ, строительство железной дороги «Гвадар-Кушка».

Напротив, США погрязли в болоте бесконечных войн «на истощение».

Если в ближайшем будущем не произойдут какие-нибудь коренные изменения в стратегии США на глобальном и региональном уровнях, особенно по афганскому направлению, то ситуация в Афганистане после 2014 года будет только ухудшаться и осложняться, а стратегический провал Америки в Афганистане и в целом в Центральной Азии будет неизбежным.

Между тем, возможно, что американцы (для того, чтобы избежать полной потери Афганистана, победы талибов и Пакистана, а в перспективе – Китая) будут вынуждены поставить на повестку дня такие инициативы как нейтралитет Афганистана и мирный процесс под патронажем ООН. Следует предположить, что система политической структуры страны, в конечном счете, будет конфедеративной: на востоке и на юге – талибы, а на севере и западе – моджахеды.

В нынешних условиях мир и стабильность в регионе может обеспечить только восстановление нейтрального статуса Афганистана, подписание при посредничестве и под гарантии ООН договора между Афганистаном и Пакистаном, который содержал бы три основных пункта: невмешательство во внутренние дела друг друга, ненападение друг на друга, отсутствие территориальных претензий друг к другу. Тем не менее, учитывая то, что в современных реалиях это не представляется возможным в ближайшем будущем, то есть все основания полагать, что кризис будет только углубляться.

И здесь принципиально важен фактор Пакистана. Пакистан умело маневрирует между Китаем и Америкой. С одной стороны, Исламабад получает деньги от Пекина для того, чтобы вытеснить американцев из Афганистана, а с другой стороны – получает дань от Вашингтона для того, чтобы помочь американцам задержаться в Афганистане.

Стратегия Пакистана в отношении Афганистана на сто восемьдесят градусов отличается от стратегии США в этой стране. Пакистанская политика направлена на создание конфедерации с Афганистаном. В свою очередь, американцы хотят иметь в Кабуле марионеточное правительство, которое прислушивалось бы к их командам, и при помощи которого можно было бы контролировать Пакистан и соседние с Афганистаном страны.

Касаясь переговоров нужно отметить следующее. Ясно, что переговорный процесс с талибами на нынешнем этапе, как и ожидалось, полностью зашел в тупик. Однако, нельзя исключать возможности прихода части талибов в афганское правительство в качестве «пятой колонны» Пакистана. Но, после 2014 года, как только американцы почувствуют, что Кабул неизбежно падет, то непосредственно путем сделок с Пакистаном  могут оставить этот город талибам (Пакистану). При этом неизбежно создание при содействии Саудовской Аравии и Катара религиозной смешанной структуры правительства, состоящей из талибов и некоторых мулл из северных провинций. Однако, при этом американцы останутся в северных и западных провинциях.

Тем не менее, война вдоль границ северных и южных провинций все равно будет продолжаться. С падением юга и востока Афганистана, перехода этих частей страны к талибам и Пакистану, мировая торговля наркотиками и терроризм окажутся под эксклюзивным, монопольным контролем Пакистана, что серьезнейшим образом повредит международной безопасности. Ясно, что США могут с большими затратами еще долгое время оставаться на севере и западе Афганистана.

Шухрат Ёвкочев (Узбекистан), доктор политических наук, профессор: считаю, что однозначно сказать о положительных или отрицательных результатах антитеррористической компании в Афганистане нельзя. Мы можем отметить ее плюсы и минусы, а затем их «взвесить».

К плюсам относятся:

- разгром террористических групп, обосновавшихся на территории Афганистана;

-  сохранение статус-кво для стран региона;

- локализация конфликта в рамках страны;

- некоторое развитие экономической инфраструктуры.

К минусам относятся:

- увеличение производства и трафика наркотиков;

-  дальнейшая  эскалация напряженности в регионе;

-  провал в достижении основных целей.

Таким образом, основной вывод – компания не достигла заявленной и основной цели, «афганская проблема» не была решена.

К вопросу о переговорах. Дело в том, что у американцев большой опыт ведения сепаратных переговоров. Достаточно привести примеры переговоров с египетскими «Братьями-мусульманами» и афганскими моджахедами в 80-е годы. Другой вопрос – насколько будут тверды результаты переговоров, будут ли они долгосрочными? Не получится ли, что «хотели как лучше, а получилось как всегда»? Именно эти вопросы вызывают сомнение. Что касается полного вывода войск из страны, то я считаю, что талибы добьются этой цели, правда сроки ее достижения могут быть не столь близкими.

Артур Атанесян (Армения), доктор политических наук: в общем и целом, как правило, большинство попыток понять политику США, особенно стратегические цели и интересы Америки, сводятся к формулированию аналитики по схеме «(1) интересы США, – (2) то, как США добиваются защиты своих интересов – (3) то, что из всего этого в результате получилось».

И опять же, как правило, первые две части данной аналитической цепи обычно обозначаются и самими США, и теми, кто анализируют их внешнеполитический курс, более-менее четко. Третья же часть о том, что вытекает из заявленных интересов и определенных шагов по их реализации, увязывается с предыдущими доводами не только очень абстрактно, но и, можно сказать, вообще не совсем увязывается.

Так, до сих пор не очень понятно, для чего США и НАТО нужно было «отрывать» Косово от Сербии и делать из него непонятное карликовое и не всеми признанное государство, хотя тогда, в 1999 году, аналитики были совершенно уверены в том, что США якобы утверждают свое присутствие в Восточной Европе, в обход России, в угрозу прежнему миропорядку, становясь единственной монопольной сверхдержавой. Однако, после всего этого, США не только не стали единственной сверхдержавой, но и постепенно уступили целый ряд сфер мирового влияния окрепшему тогда Евросоюзу, а теперь – Китаю.

Аналогично было воспринято вторжение США в Афганистан и Ирак. Вопрос о том, зачем Соединенным Штатам нужен Афганистан, сегодня ни у кого из аналитиков не вызывает сомнения, но вот для чего конкретно – это не совсем однозначно и понятно. Ясно только, что вряд ли «ради утверждения в Афганистане демократии», а также вряд ли, что «для борьбы с талибами».

Довод о том, что США нужно закрепиться в регионе для продолжения  расширения зоны своего влияния на центральноазиатские республики также звучит очень призрачно. Если спросить у представителей Центральной Азии о том, хотят ли они жить по американским правилам и «быть» с США, то большинство людей, скорее всего, воспримет эту альтернативу как угрозу национальным традициям и устоям, как угрозу социальной структуре общества, как дешевку в обмен на национальные ценности.

Кроме того, наблюдение за тем, что может быть с твоей страной после «прихода» в нее США (на примере интервенций в Ираке и Афганистане), а также выводы относительно последствий гражданских революций по примеру «арабской весны», не очень вдохновляют.

В итоге, получается, что вся аналитика по поводу того, что де «США знают, что делают», опираясь на свои национальные интересы, расширяя зоны стратегического присутствия и т.д., звучит аналогично строке из песни В.Высоцкого: «жираф большой, ему видней». Похоже, сам «жираф» пока еще не полностью определился с тем, зачем ему все это надо, и ориентируется на неореалистический принцип – «не расширяясь, уменьшаешься, не приобретая – теряешь».

Владимир Парамонов: большое спасибо, дорогие коллеги! Хотя Ваши оценки и были выстроены в разных плоскостях анализа, тем не менее, в них есть не только много различий, но и много общего. Выделю, на мой взгляд, наиболее важные моменты.

Во-первых, очевидно, что мнение известного российского эксперта В.Пластуна однозначно более четко и жестко указывает на попытки Америки всячески закрепиться в регионе, где «о полном выводе войск из Афганистана говорить не приходится», равно как и очень сложно говорить о возможности соблюдения талибами любых договоренностей.

Во-вторых, хотя мнение другого известного специалиста по Афганистану – А.Арианфара выдержано в несколько ином духе, чем мнение В.Пластуна, два эксперта, тем не менее, едины в том, что ситуация в Афганистане и вокруг него будет сложной, подверженной влиянию значительного числа рисков (как внутренних, так и внешних). При этом, А.Арианфар четко сделал акценты на попытках США по «дестабилизации ситуации в Центральной Азии», принципиальной важности политики Пакистана, растущей роли Китая и невозможности в современных условиях достижения неких значимых договоренностей по Афганистану.

В-третьих, авторитетный узбекский эксперт – Ш.Ёвкочев, делая вывод о том, что «компания не достигла заявленной и основной цели», а сама «афганская проблема» так и не была решена, тем не менее, выступил в качестве единственного эксперта, который отметил и некие «плюсы» военной операции:  разгром террористических групп, обосновавшихся на территории Афганистана, сохранение статус-кво для стран региона, локализация конфликта в рамках страны, некоторое развитие экономической инфраструктуры. Тем не менее, Ш.Ёвкочев, также как В.Пластун и А.Арианфар, сохраняет сомнения по поводу перспектив переговоров с талибами, а, следовательно, – по поводу перспектив самого мирного процесса в Афганистане.

В-четвертых, в отличие от своих коллег, принявших участие в обсуждении, известный армянский политолог А.Атанесян взял за основу своего анализа собственно стратегию США. Экспертом, на мой взгляд, справедливо была обозначена проблема противоречивости стратегии США – явного несоответствия между ее целями/путями и результатами. Причем, эксперт ставит под сомнение и сам тезис о стремлении Соединенных Штатов закрепиться в Центральной Азии. Единственным более-менее аналитическим объяснением всего этого, по мнению А.Атанесяна, может быть только следование США такому принципу как «не расширяясь, уменьшаешься, не приобретая – теряешь».

В целом, надеюсь, что громкое название дискуссии вызовет не только скептические улыбки у некоторых государственных чиновников, считающих себя причастными к формированию реальной политики и «прекрасно знающих ответы на все вопросы», но и привлечет большее информационное, а также политическое внимание именно к профессиональному обсуждению актуальных для региона проблем, в целом мнению ведущих экспертов. «Услышит» ли советы этих экспертов сам Барак Обмама и помогут ли эти советы сделать политику США в Афганистане и Центральной Азии более конструктивной? На мой взгляд, на этот счет не стоит питать особых иллюзий… Тем не менее, многое будет зависеть от качества экспертно-аналитических механизмов сформированных в США, готовности конкретных американских политиков и чиновников слышать и слушать.

 Виртуальный экспертный форум «Советы Бараку Обаме». Часть 1.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИАЦ МГУ (Россия), ИА «Регнум» (Россия), Политологического Центра «Север-Юг» (Россия), сайтов «Регион.kg» (Кыргызстан) и «Viperson.ru» (Россия).

Источник: Время Востока, http://easttime.ru

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ