ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Переговоры с талибами: быть или не быть? Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
20.05.2013 09:51

 

В ходе очередной части виртуальной экспертной дискуссии проект «Центральная Евразия» решил вновь сфокусировать внимание на роли и месте Движения «Талибан» как в самом Афганистане, так и в процессах взаимодействия Афганистана с внешним миром. Объективно, что в центре такого обсуждения будет находиться и вопрос о целесообразности переговоров с талибами.

В этой связи, характерно, что мнения участников предыдущих частей дискуссии разделились. Те эксперты, которые оценивают результаты кампании в Афганистане как низкие или негативные, в целом выступают в пользу целесообразности  переговоров. Наоборот, противниками переговоров являются те эксперты, которые позитивно или нейтрально рассматривают результаты операции. И логика здесь ясна: если ситуация в Афганистане внушает некий оптимизм, то зачем нужны переговоры с талибами? И, наоборот, если ситуация внушает лишь пессимизм, то как ее исправить вне переговорного процесса?

В попытках более тщательно «взвесить» доводы противников и сторонников переговоров, к участию в данной части дискуссии приглашены авторитетные эксперты из самых разных стран и с самым разным профессиональным опытом: Юрий Шевцов (Беларусь), Ровшан Ибрагимов (Азербайджан), Геннадий Чуфрин (Россия), Сунатулло Джонбобоев (Таджикистан), Искандер Аманжол (Казахстан), Гули Юлдашева (Узбекистан) и Эдил Осмонбетов (Кыргызстан).

Владимир Парамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: уважаемые коллеги, так кто в итоге прав? Надеюсь, что новые аргументы «за» и «против» будут высказаны Вами в этой части дискуссии. На обсуждение вынесен ряд вопросов. Как Вы видите перспективы переговоров США с талибами? Насколько, на Ваш взгляд, будет тверда позиция и успешна линия талибов по вопросу полного вывода из страны иностранных войск? Следует ли принимать за аксиому, что талибы будут оказывать помощь своим центральноазиатским «братьям»? Право первого слова я предоставляю нашим гостям – известным экспертам не из стран Центральной Азии: Беларуси, Азербайджана и России.

Юрий Шевцов (Беларусь), политолог: договоренность с талибами возможна. Но главная проблема Афганистана после ухода войск США – не в талибах как таковых, а в измененном межэтническом балансе в политике в пользу непуштунских народов, прежде всего, таджиков. Ослабленные войной талибы, скорее всего, смогут быстро «подняться», как это было в 90-х годах на волне возможного политического противостояния после ухода или ослабления присутствия американцев. Тем не менее, талибы – это всего лишь одна из сил (важных, конечно, сил) в Афганистане, с которыми американцам надо вести переговоры, чтобы хотя бы сдержать кажущееся очень вероятным противостояние в Афганистане, по мере их ухода оттуда.

Ровшан Ибрагимов (Азербайджан), заведующий Отделом анализа внешней политики Центра стратегических исследований при Президенте Азербайджана: теоретически возможность переговоров  существует, поскольку всем ясно, что полностью уничтожить «Талибан» невозможно и он все еще является основной силой в Афганистане. Поэтому с целью построения государства и создания стабильности необходимо считаться с талибами. В принципе, они то и могут стать гарантами формирующегося статус-кво. Тем не менее, должны быть готовы к компромиссу все стороны. Поскольку полный вывод иностранных войск из Афганистан невозможен, то лишь компромисс должен стать гарантией соблюдения интересов как нынешнего режима, так и всех вовлеченных в Афганистан сил. Переговоры необходимы еще и потому, что нынешняя ситуация не может устраивать никого.

Геннадий Чуфрин (Россия), доктор экономических наук, член Дирекции Института мировой экономики и международных отношений РАН, член-корреспондент РАН: вывод войск США и их союзников из Афганистана открывает путь к активной и, вероятнее всего, главенствующей роли талибов во внутриафганском урегулировании и государственном строительстве на принципах шариата.

Более того, в складывающейся ситуации укрепляются условия для роста влияния исламистских сил в сопредельных странах, в том числе в государствах Центральной Азии. И хотя главной причиной возможной исламизации государств региона является сохранение и даже нарастание внутренних социально-экономических проблем (ведущее к падению жизненного уровня широких слоев населения, росту безработицы и массовой трудовой миграции за рубеж), победный возврат талибов и их союзников к власти в Афганистане будет прямо или косвенно способствовать активизации деятельности радикальных исламистских сил в странах Центральной Азии.

Реальность такой перспективы усиливается фактическим поощрением со стороны США межафганского диалога с «умеренными» талибами, ибо, добившись своей важнейшей геополитической цели – военно-политического присутствия в центральной части азиатского континента, американцы, стремясь закрепить это достижение, готовы на далеко идущие компромиссы со своими недавними противниками.

Тем не менее, на мой взгляд, афганские талибы и их союзники не намерены связывать себя какими-то жесткими обязательствами относительно характера своей дальнейшей политической деятельности: будь то в собственной стране или за ее пределами. Судя по поступающим в СМИ сообщениям, талибы намерены продолжить борьбу под радикальными исламистскими лозунгами.

Соответственно, светские режимы в странах Центральной Азии не должны питать каких-то иллюзий по поводу возможных сценариев развития геополитической ситуации в регионе. Центральноазиатские страны  должны отложить в сторону взаимные претензии, обиды и противоречия, не теряя времени, сконцентрировать усилия на выработке скоординированных с Россией, в рамках ОДКБ или на двусторонней основе, действий по предотвращению катастрофического варианта развития событий.

Сунатулло Джонбобоев (Таджикистан), старший научный сотрудник Университета Центральной Азии: вопрос о переговорах с талибами сам по себе странноватый. Как будто речь идет о свершившем факте. А кто поставил талибов  у власти в Афганистане, чтобы у них спрашивать мнение и разрешение? На таджикском языке это можно выразить поговоркой: «бача дар сафар – номаш Музаффар». Перевод следующий: «прежде всего ребенку надо появиться на свет, чтобы его как-то назвали».

Общий же вывод такой: не будет компромисса – мира не будет в регионе. А поскольку талибы, как бы это мягче сказать, проиграли, то они и должны идти на определенный компромисс с уже законным правительством. Иначе, появится другая группировка, потом еще одна, и так бесконечно… Игра продолжится...

Теперь по поводу вывода иностранных войск и тверда ли позиция талибов по данному вопросу. Во-первых, силы коалиции вошли в Афганистан не для того, чтобы так легко выйти! Они, то есть какая-та существенная их часть, там останется надолго (до 2025 года и позже). И им, и самим афганцам нужна такая поддержка. Это нужно также для сохранения стабильности для всего остального мира, а также чтобы не повторилась ошибка допущенная Москвой: история с Наджибуллой после вывода советских войск. В целом, это нужно для того, чтобы Афганистан снова не превратился в мощный лагерь подготовки экстремистов. Мир меняется и с этим надо считаться!

Искандер Аманжол (Казахстан), ведущий эксперт консалтингового агентства «Сауран»: на мой взгляд, реставрация власти талибов –  это единственный шанс на установление порядка в Афганистане. Кроме них, никто на это не способен.

«Талибан» –  это объективность, это пуштунский ответ на захват власти нацменьшинствами, в целом на ускоренную модернизацию страны, убийственную для большинства населения. Считаю, что модернизация в странах мусульманского Востока сродни прогулке по минному полю. Людям, приезжающим в сельскую глубинку кажется, что там веками ничего не меняется. Но это не так! Как и все в мире, Восток тоже меняется, модернизируется. И у этого процесса всегда были противники, т.е. «Талибан», условно говоря, был всегда.

Кстати, «Талибан» тоже меняется. В конце своего правления, талибы присоединились к празднованию международного женского дня, позволили женщинам не только выходить из дома без сопровождения, но и управлять автомобилем. Другой пример – мулла Вакиль Муттавакиль (экс-министр иностранных дел «Талибана») в беседе со мной сожалел о разрушении Бамианских статуй.

В целом же, проблема состоит в том, что следует вести переговоры с талибами, но мы не знаем с кем... Если противостояние «гильзаев» и «дуррани» – это классика жанра, то взаимоотношения между другими племенами пуштунов, для нас terra incognita. Мы не знаем, кто, с кем и против кого «дружит». А это следовало бы знать, образно говоря, еще вчера. Без знаний этого, что-либо спрогнозировать в Афганистане крайне сложно...

Гули Юлдашева (Узбекистан), доктор политических наук: в ближайшей перспективе успех переговоров США с талибами маловероятен, однако в долгосрочной перспективе он возможен в обмен на частичное присутствие талибов в правительстве страны. Слабость афганского правительства и зависимость страны от внешней поддержки вряд ли позволят талибам добиться полного вывода иностранных войск из страны. Что же касается в целом действий экстремистских сил, они будут, скорее всего, носить локальный ограниченный характер.

Во-первых, талибам важнее получить и сохранить преимущества на территории родственной им зоны – «АфПак». Центральная Азия исторически никогда не входила в зону интересов талибов и вряд ли будет их всерьез интересовать. Тем более, что сил и ресурсов на новую операцию талибам явно не хватит с учетом противодействия этому НАТО, ОДКБ и др. региональных структур.

Во-вторых, наиболее вероятна экспансия радикальных сил – выходцев из самой Центральной Азии и бывшего СССР, чему можно дать адекватный отпор как вооруженными силами самих центральноазиатских стран, так и объединенными силами ОДКБ.

В-третьих, сотрудничество талибов со своими «братьями» из Центральной Азии маловероятно: этому будут препятствовать различия в идеологических предпочтениях и установках, образе жизни и мышлении, этно-конфессиональные противоречия, различия в доступе к власти и ресурсам, элемент конкуренции (за зоны влияния).

Эдил Осмонбетов (Кыргызстан), политолог: отрицаю саму возможность переговоров с талибами и считаю это провокацией со стороны определенных политических сил, как внутри Афганистана, так и за его пределами! Нет никакого смысла вести переговоры с проигравшей стороной!  Напомню слова Генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена: «я отрицаю саму идею какого-либо сотрудничества между НАТО и «Талибан» – это абсолютно смешная идея». Сегодня в Афганистане существуют новые политические, военные силы, которые осознают ответственность, уверены в своих возможностях и хотят сохранить свою власть в стране.

Мир изменился! Все региональные процессы синхронизировались с глобальными геополитическими процессами. Деятельность Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF) имеет убедительные результаты: сформированы афганские силы безопасности, армия и полиция, имеющие боевой опыт и способные на некоторых участках противостоять талибам и другим силам. Афганские силы национальной безопасности (АСНБ), численность которых составляет от 195 до 352 тысяч, заполнят вакуум и возьмут ответственность за безопасность в Афганистане.

Также развернулось масштабное строительство дорог, мостов и других транспортных артерий в стране. Особое внимание уделяется социальным вопросам: ведется строительство школ, объектов медицинского назначения (больниц, госпиталей, медицинских пунктов), иных учреждений во многих провинциях Афганистана. В результате число детей, посещающих школы, по некоторым данным, увеличилось до 80 тысяч. Около 66% афганцев имеют доступ к основным медицинским услугам (по сравнению с 8% при талибах).

Сформирована национальная элита и бюрократический аппарат (губернаторы и местная власть). Продолжается процесс формирования судебной и правоохранительной систем в Афганистане. Из 1000 судей 200 – женщины. Усиливается процесс защиты прав женщин: из 249 членов парламента Афганистана 69 депутатов – женщины (28%). Согласно статистике, представительство женщин в парламентах мира в среднем составляет 20%, в США – 17%, Кыргызстане – 23%, а самый высокий показатель в скандинавских странах, например, в той же Швеции – 45%. Таким образом, представительство женщин в парламенте Афганистана выше мирового показателя и даже уровня, характерного для развитых демократических государств.

В целом, прогресс в формировании основных демократических институтов налицо, что демонстрирует успешность действий международной антитеррористической коалиции в Афганистане. Состоявшиеся выборы свидетельствуют о развитии демократических процессов в стране. Хотя, конечно, не обходится без традиционных обвинений в подкупе и обмане, что, в общем характерно и для многих других стран мира.

Владимир Парамонов: дорогие коллеги, большое спасибо за оценки. Похоже, что, начиная с этой части дискуссии, «чаша весов» по вопросу о переговорах с талибами склоняется в сторону мнения о целесообразности вовлечения в диалог представителей Движения «Талибан». Основные различия сохраняются преимущественно по поводу того, как вести переговоры (например, посредством той же политики принуждения) и с кем. Надеюсь, что дополнительные предложения и рекомендации прозвучат уже в последующих частях дискуссии.

Виртуальный экспертный форум «Советы Бараку Обаме». Часть 6.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИАЦ МГУ (Россия), ИА «Регнум» (Россия), Политологического Центра «Север-Юг» (Россия), проекта «ПолитКом» (Украина), сайтов «Регион.kg» (Кыргызстан) и «Viperson.ru» (Россия).

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ