ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Каспийский фактор в Евразии: виртуальный экспертный форум. Часть 9. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
26.02.2012 12:34

Проблема правового статуса Каспия остается нерешенной. В рамках очередной части дискуссии по теме «Каспийский фактор в Евразии» проект «Центральная Евразия» пригласил лидера казахстанской партии зеленых «Руханият» Серикжана Мамбеталина, ведущего и авторитетного российского эксперта по региону Аждара Куртова, а также известного узбекского аналитика Алексея Строкова предельно откровенно высказаться по поводу главных причин данной проблемы и возможных путей ее решения.

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»: итак, уважаемые коллеги, понятно, что проблема существует и является центральной – системообразующей в развитии ситуации в Каспийском регионе. Однако, складывается ощущение наличия некоего «замкнутого круга» и «общей беспомощности» в решении данной проблемы, что в итоге ведет к реализации самых неблагоприятных сценариев, включая сценария вооруженного конфликта на Каспии. Поэтому, в первую очередь, необходимы новые и эффективные идеи. Что Вы могли бы предложить?

Серикжан Мамбеталин (Казахстан), председатель партии зеленых «Руханият»: я предлагаю рассмотреть обсуждаемую тему совсем в другой плоскости. На мой взгляд, принципиально важно чтобы Казахстан и Россия объединили усилия и восстановили контроль над Северным Каспием для начала, а затем и до самого иранского сектора. Это на порядок важнее, чем те же Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Это реальный проект, который реально, а не декларативно сблизит наши страны.
Понятно, что западные страны планируют маршруты газо- и нефтепроводов из региона в обход России и Казахстана. А если учитывать, что у Казахстана в том же Кашаганском проекте мизерная доля, которая, кстати, была унизительно выкуплена за деньги китайского кредита, а российские компании вообще не работают за пределами российского сектора, то геополитические риски реализации добычных проектов на Каспии для Казахстана и России намного перевешивают экономическую выгоду.
К примеру, освоение все того же  «Кашагана» предполагает добычу 50 миллионов тонн нефти в год. Всего же из бассейна Каспия с учетом азербайджанской и туркменской нефти в европейские страны будет поставляться до 40% потребляемой сегодня нефти. А это значит, что влияние той же России на Европу уменьшится примерно в той же пропорции. Для консорциума компаний, куда входят Exxon Mobil и ConocoPhillips, наряду с европейскими нефтяными компаниями, это первый проект на Каспии такого масштаба. Данный проект, который сегодня оценивается в астрономические 136 миллиардов, сразу же войдет в сферу приоритетных интересов США.
Надо четко понимать, что «большая нефть» – это всегда большая война. Если «Кашаган» выйдет на проектную мощность в ближайшие нескольких лет, то Северный Каспий станет следующим Персидским заливом. Тем более, что доминирование на Каспии означает контроль северной части Ирана. Планы «демократизировать» Иран синхронизированы под добычу большой нефти на «Кашагане». Поэтому, война на Каспии между Россией и США неизбежна, но только в том случае, если консорциум начнет добывать «большую нефть». Но время предотвратить эту войну есть. Время попусту тратится на создание мертворожденных таможенных союзов и других структур, которые можно было прописать в виде многосторонних торговых договоров. Тем более, что у Казахстана есть договор о вечной дружбе с Россией, который никто не отменял.
Поэтому и надо объединять усилия именно по наиболее принципиально важным вопросам: контроля над био- и нефтересурсами Каспия, восстановления экологии и промышленного рыболовства. И это достижимый результат. Нужно, наконец, понять, что Северный Каспий – это единственное в мире заповедное, охраняемое законом место, где добывается нефть! Причем, та нефть,  которая, например, добывается «Роснефтью» и «Лукойлом» составляет всего лишь 0,5% от общего объема российской добычи и не играет существенной роли в экспортном потенциале. Надеюсь, что до наших правителей в Астане и Москве дойдет одна простая мысль: никакая нефть не стоит войны в нашем общем уникальном водоеме!

Аждар Куртов (Россия), главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований: для решения современных проблем очень важно понимание истории. Несколько столетий основной силой, пытавшейся интриговать на мировой арене против России с целью ограничения ее влияния, была Британская империя. Ныне же ее место заняло новая империя – США.
Россия регламентировала отдельные стороны проблематики Каспийского моря в заключенных ею с Персией (Ираном) договорах: Петербургском трактате 1723 года, Гюлистанском договоре 1813 года, Туркманчайском договоре 1829 года, положения которого Иран свято соблюдал в течение более полутора столетий. Именно тогда во внешней политике Британии явно обозначился один из приоритетов.  Он состоял в том, чтобы остановить движение России на юг, «стравить» ее с исламским миром и, в частности, с Ираном.
Уже согласно Петербургскому трактату 1723 года, заключенному между Россией и Персией право иметь военный флот на Каспии предоставлялось только России. Статья V Гюлистанского договора предоставляла равное право российским и персидским торговым судам в плавании по Каспию. Часть вторая этой же статьи устанавливала: «В рассуждении же военных судов: то, как и прежде войны, так равно во время мира и всегда Российский военный флаг один существовал на Каспийском море; то... и теперь предоставляется ему одному прежнее право с тем, что кроме Российской державы, никакая другая Держава не может иметь на Каспийском море военного флага».
Британцы приложили максимум усилий, чтобы убедить персидского шаха начать войну против России. Эмиссары Лондона обещали персам свое содействие в создании военного флота на Каспии путем поставок оружия, присылки специалистов, военных офицеров и даже английских плотников. Их увещевания сделали свое дело: в июле 1826 году война началась, но победа в ней осталась за Россией.
Новый договор с Персией воспроизводил прежние обязательства. Статья VIII Туркманчайского договора гласила: «Российские купеческие суда, по прежнему обычаю, имеют право плавать свободно по Каспийскому морю... Таким же образом предоставляется и персидским купеческим судам право плавать на прежнем положении по Каспийскому морю... Относительно же военных судов... кроме России, никакая другая Держава не может иметь на Каспийском море судов военных». Примечательно, что Россия получала даже право на так называемое «стационерство» своих военных кораблей в персидском порту Энзели.
Британцы не успокоились. В смутные годы Гражданской войны начала ХХ века они опять попытались столкнуть Россию с Ираном. Летом 1918 года Лондон направил офицера своих ВМС – Норриса в порт Энзели. Норрис должен был не много ни мало создать английский флот на Каспии, ведь британцы не сомневались, что власть большевиков не выстоит в условиях массированной военной интервенции. Британский эмиссар посетил Баку и Красноводск, и уже к осени 1918 года ему удалось собрать четыре судна. Их объединили с белогвардейскими судами, и они под британским командованием начали осуществлять пиратские рейды против советских судов.
Разгром белого движения и интервентов нейтрализовал эти планы. 26 февраля 1921 года был подписан Договор между РСФСР и Ираном о дружбе и сотрудничестве. Статья XI этого международного акта предусматривала, что «обе Высокие договаривающиеся Стороны согласны, что, с момента подписания настоящего Договора, они будут в равной степени пользоваться правом свободного плавания по Каспийскому морю под своим флагом». РСФСР и Иран согласно статье V обязывались не допускать на своих территориях, в том числе на Каспии, оборудования или пребывания организаций или групп, или даже отдельных лиц, ставящих целью борьбу против Ирана и России или против союзных с ними государств.
Статья VII этого договора вводила ограничение для Ирана: Иран обязывался не допускать службы на иранском флоте граждан третьих стран. Эта оговорка была вызвана имевшими место во время военной интервенции 1918-1920 гг. прецедентами военных действий в регионе третьих стран против Советской России.
Иранцы отмечают, что Иран пошел на заключение договора с РСФСР для того, чтобы стать независимым субъектом международных отношений и что договор 1921 года был первым равноправным договором Ирана с крупной зарубежной державой. Следующей крупной вехой стал Договор о гарантии и нейтралитете между СССР и Ираном от 1 октября 1927 года. По нему обе страны обязывались «не участвовать ни фактически, ни формально в политических союзах или соглашениях, направленных против безопасности на суше или на море другой договаривающейся стороны».
Наконец статус Каспийского моря был подтвержден в Договоре о торговле и мореплавании 1940 года, по которому Каспий рассматривался лишь как море советское и иранское. И эти международные договоры как раз и обеспечили мир на Каспийском море. Здесь никогда не было крупных морских сражений, фактически отсутствовало и такое явление, как пиратство.
Таким образом, правовая база по Каспию была не такой уж маленькой, хотя азербайджанские и казахстанские юристы, вопреки объективной реальности, пытаются утверждать, что в этих договорах, якобы, «международно-правовой статус Каспийского моря юридически не оформлялся».

Алексей Строков (Узбекистан), независимый эксперт: решать правовой статус Каспия могут только прикаспийские страны. Среди данных стран только два основных актора:  Россия и Иран. Эти две страны могли бы легко и быстро договориться о взаимоприемлемом статусе Каспия (как, например, они это сделали в 1921 году еще до образования СССР), а также призвать к порядку по этому вопросу другие прикаспийские страны. Дело в том, что прикаспийским странам нечего делить на акватории и шельфе этого моря.  Но вся проблема в том, что Россия пока еще следует в рамках алгоритмов политики США, а там, наверное, негласно, но категорично и с угрозами запрещают Москве дружить или договариваться с Тегераном по каким-либо принципиальным вопросам внешней политики. Мне кажется, что проблема правового статуса Каспия искусственно поддерживается Западом.

Владимир Парамонов: большое спасибо дорогие коллеги за крайне интересные оценки и очень важные рекомендации. Несмотря на различные акценты, Вы в целом едины во мнении о том, что ключевой силой на Каспии была и остается Россия, и что именно от ее позиции, а также традиционно дружеских отношений с соседними странами, в том числе с Ираном и Казахстаном, во многом и зависит решение проблем Каспия. Хотелось бы надеяться на то, что в Москве все это тоже прекрасно понимают и предпримут максимум усилий в общих и долгосрочных интересах стран всего региона. Тем более, как мне представляется, на самом деле нет нерешаемых проблем: есть только лишь слабость аналитики и отсутствие политической воли ...

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-изданием «Новое Восточное Обозрение» (Россия), при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия), Информационно-аналитического центра МГУ (Россия), аналитического сайта «Region.kg» (Кыргызстан), информационно-аналитического портала APRA (Кыргызстан).

Источник: Новое восточное обозрение, http://journal-neo.com/ru

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ