ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Каспийский фактор в Евразии: виртуальный экспертный форум. Часть 6. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
10.02.2012 11:43

В данной части дискуссии представлены мнения  авторитетных экспертов из трех принципиально важных сегментов Евразии – Европы, Китая и России: Пьера Мореля, Лифань Ли и Станислава Притчина. Европейский Союз и Китай проявляют достаточно высокий интерес к энергоресурсам Каспия и географически примерно одинаково удалены от региона. Тем не менее, их политика совершенно по-разному оценивается в РФ, являющейся в отличие от ЕС и КНР составной частью Каспийского пространства. В этой связи, представляется особо интересным, с одной стороны, сопоставление мнения известного европейского эксперта, видного дипломата и авторитетного аналитика Пьера Мореля с мнением одного из ведущих китайских экспертов по региону Лифань Ли, а с другой стороны – комментарии российского эксперта Станислава Притчина, который специализируется на каспийской проблематике.

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»: уважаемый господин Морель, большое спасибо, что согласились принять участие в данной дискуссии и, несмотря на крайне плотный график поездок по странам региона нашли время для встречи со мной, в целом поддержали идею проведения экспертных форумов. Предоставляю Вам слово.

Пьер Морель (Франция), специальный представитель Европейского союза по Центральной Азии и кризису в Грузии: осознавая наличие расхождений вокруг Каспия, я, тем не менее, убежден, что полноценное развитие региона является необходимостью для его стабильности. Только открытый доступ к региону позволит наилучшим образом использовать многообещающие ресурсы. Что касается «Набукко», то этот проект отвечает долгосрочным потребностям, что отражено и обосновано в межправительственном соглашении, подписанном в Анкаре еще 13 июля 2009 года. Что касается других проектов, то остающиеся на повестке дня вопросы связаны, в первую очередь, с объемами имеющихся ресурсов, характером партнерства и финансирования. В этой связи Европейский Союз придерживается более широкого видения, в соответствии с которым акценты делаются на необходимости создания т.н. Южного коридора – четвертого энергетического звена, связывающего ЕС с его окружением.

Лифань Ли (Китай), профессор Шанхайской академии общественных наук, заместитель генерального директора Центра исследований ШОС: Китай не будет вмешиваться в дела Каспия, но готов участвовать совместно с прибрежными странами, в первую очередь с Россией, в освоении каспийских ресурсов. ООН разработала много положений, например таких как «Конвенция по морскому праву», в рамках которой рассматривается понятие «исключительная экономическая зона». Этими актами пока и следует руководствоваться.
Исключительная экономическая зона – район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему, подпадающий под действие особого правового режима. Ширина данного района не может превышать 200 морских миль (370,4 км), отсчитываемых от исходных линий. Государство в своей исключительной экономической зоне имеет (1) исключительное право на разведку, разработку и сохранение природных ресурсов (как живых, так и неживых), в водах, покрывающих морское дно, на морском дне и в его недрах, (2) юрисдикцию в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований, защиты и сохранения морской среды.
В исключительной экономической зоне все государства пользуются свободами судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и другими правомерными с точки зрения международного права видами использования моря Государства при осуществлении своих прав и выполнении своих обязанностей в исключительной экономической зоне должным образом учитывают права и обязанности прибрежного государства и соблюдают законы и правила, принятые прибрежным государством (статьи 56 и 58 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года). Следовательно, при наличии соответствующего желания все проблемы Каспия решаемы.

Станислав Притчин (Россия), научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН:  как мы видим и Европейский Союз, и Китай предпринимают активные шаги для того, чтобы иметь инфраструктурную связь с Каспийским регионом. Для России регион крайне важен с точки зрения безопасности своих южных рубежей, экологического аспекта и, безусловно, энергетической безопасности, так как пока еще около половины нефти и газа, добытых в регионе, поставляются по российским трубопроводам. Однако, чтобы более предметно говорить по затронутой теме, необходим экскурс в историю, а также четкое понимание значения Каспия.
В начале 90-х годов новые независимые страны только осознавали свой суверенитет и начинали искать свое место в мировой политике. Это в полной мере касалось и России. В тот момент, по впечатлениям дипломатов участвовавших в переговорах о статусе Каспия, была возможность сохранить статус кондоминиума за морем, оставив его под совместным контролем пятерки (России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана). Но для руководства России того времени данная тема не была приоритетом внешней политики и вопрос так и остался не решен.  Зато остальные бывшие республики СССР (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан) быстро осознали важность секторального раздела моря для того, чтобы иметь возможность самостоятельно осваивать ресурсы прилегающих секторов.
В 1994 году в Баку был подписан «контракт века» на освоение блока месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли», а в следующем году была принята Конституция, закрепляющая за республикой прилегающий сектор моря. Казахстан также занял позицию за секторальный раздел. В этой ситуации российское руководство пыталось искать компромиссные варианты. Например, глава МИД РФ Е.Примаков предложил в 1996 году оставить за прибрежными странами 45 миль прилегающих секторов, а остальная часть моря оставалась бы под совместным контролем. Но и этот вариант не был поддержан. В итоге к 1998 году Россия согласилась на секторальный раздел по принципу «дно делим, поверхность общая».
К 2003 году Россия, Казахстан и Азербайджан поделили Северный Каспий.  До сих пор не соглашается на секторальный раздел Иран, который продолжает придерживаться позиции кондоминиума или, по крайней мере, раздела моря на пять равных частей. Туркменистан также занимает выжидательную позицию в основном из-за территориального спора с Азербайджаном.
В ситуации, когда несколько стран отстаивают свои национальные интересы, нет виноватых: все правы в своем стремлении увеличить подконтрольные территории и усилить влияние, обеспечить безопасность своих рубежей. Для этого Россия пошла на уступки, пройдя путь от кондоминиума до секторального раздела. Иран сохранил свои первоначальные позиции. Новые независимые страны добились признания в мире своих роли и места.
Вероятнее всего, в среднесрочной перспективе окончательно разрешить территориальные споры и принять конвенцию о статусе Каспийского моря не удастся. Но крайне важно продолжать сам диалог, решать менее спорные, но важные для активизации сотрудничества вопросы судоходства, экологии, запустить стоящие на повестке дня совместные проекты, такие как «Север-Юг», и продолжать поиск новых. В условиях активного сотрудничества, экономической взаимозависимости, регулярных контактов на политическом и экспертном уровне значительно легче отыскать взаимоприемлемые, компромиссные решения.
Тем более, что регион Каспийского моря уникален с геополитической точки зрения даже для Евразии. Он объединяет такие разные по этническому и религиозному составу страны. Природные богатства и уникальность Каспийского моря – самого большого в мире внутреннего соленого водоема, не связанного с Мировым океаном, к сожалению, стали главной причиной региональных споров и претензий соседей друг другу. Кроме того, крупнейшие мировые игроки как США, Китай и ЕС рассматривают его в качестве одного из важнейших направлений своей внешней политики, что также серьезно влияет на отношения между соседями.
И действительно Каспийским странам есть что делить. Во-первых, это биологические запасы моря. Известно, что воды Каспия и впадающих в него рек содержат мировой генофонд осетровых. Здесь вылавливается 82% этих ценнейших рыб и добывается большая часть черной икры, попадающая на мировой рынок. Во-вторых, регион уже становится вторым по значению после Персидского залива мировым центром добычи углеводородов. По самым пессимистическим оценкам, в Каспийском море сосредоточено порядка 3% мировых запасов сырья.
В течение более пятнадцати лет ведутся переговоры о статусе моря, разделе его богатств. Прошло три саммита на высшем уровне. Проведено 30 заседаний Специальной рабочей группы на уровне замминистров иностранных дел. В результате, по оценкам экспертов, текст Конвенции о правовом статусе Каспийского моря готов на 70-80%. Тем не менее, несмотря на высокие ставки в этой большой политической игре, странам региона удалось избежать прямого и тем более вооруженного конфликта друг с другом.
Более того, по итогам саммитов в Тегеране в 2007 году и Баку в 2010 году, была принята декларация, а затем и подписано соглашение о сотрудничестве в области безопасности. Президенты пяти стран признали Каспий морем мира, а также обязались разрешать все споры на море мирным путем и не предоставлять свои территории для агрессии против соседей. Таким образом, несмотря на существующие противоречия, у Каспийских стран есть, во-первых, регулярная переговорная площадка, которая позволяет разрешать накопившиеся проблемы, а, во-вторых, – схожее видение решения проблем безопасности и обеспечения стабильности в регионе.
При этом не следует забывать о том, что Каспий имеет важное значение не только с точки зрения энергетики и логистики вкупе с широкой сетью судоходных рек, но и с точки зрения военной стратегии. Не зря во время визита Гейдара Алиева в Вашингтон в 1996 году президент США Билл Клинтон объявил Каспийский регион зоной американских национальных интересов. А если посмотреть насколько точно реализована стратегия, обозначенная близким руководству США Збигневым Бжезинским, то пока не хватает только двух важных вещей: (1)  Транскаспийского газопровода, чтобы соединить богатые углеводородами страны Центральной Азии с экспортной инфраструктурой Азербайджана, и (2) полноценного военного присутствия на море.

Владимир Парамонов: думаю, что изложенные экспертные мнения не нуждаются в комментариях и внимательный читатель увидит сохраняющиеся различия в позициях и акцентах специалистов из Европы, Китая и России. Задаче выявления и преодоления этих различий как раз таки и служит идея проведения данного экспертного форума. Мне остается лишь высказать свое твердое убеждение о том, что решение проблем и преодоление различий по тем или иным вопросам развития Евразии, в том числе Каспия, во многом, зависит от характера взаимодействия Европы, Китая и России. Будущее может быть оптимистичным только тогда, когда эти три крупных актора будут способны выстроить такие схемы и алгоритмы отношений между собой и другими странами, которые вели бы к процессу общеевразийской экономической интеграции. Для всего этого остро необходимы общие площадки / институты для консультаций и согласования позиций, на что, как представляется, и должны быть направлены стратегические усилия ЕС, КНР и РФ.
Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-изданием «Новое Восточное Обозрение» (Россия), при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия), Информационно-аналитического центра МГУ (Россия), аналитического сайта «Region.kg» (Кыргызстан), информационно-аналитического портала APRA (Кыргызстан).
Источник: Новое восточное обозрение, http://journal-neo.com/ru

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ