ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Каспийский фактор в Евразии: виртуальный экспертный форум. Часть 2. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
25.01.2012 10:55

Продолжая виртуальный экспертный форум по теме «Каспийский фактор в Евразии» проект «Центральная Евразия» пригласил ответить на основные вопросы дискуссии следующих экспертов: Аждара Куртова (Россия) и Мурата Джумаева (Туркменистан). Особого внимания, как представляется, заслуживает сопоставление позиций этих двух экспертов.
Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»:  итак, уважаемые коллеги, основные вопросы дискуссии сводятся не только к понятиям «Каспий», «Каспийский регион», «каспийский фактор», но и к роли и месту на Каспии основных игроков, в том числе России и США, а также реализации различных трубопроводных проектов, включая «Набукко». Предоставляю Вам слово. 
Аждар Куртов (Россия), главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований: для начала уточним понятийный аппарат (дефиниции). Что в данном случае я буду понимать под «каспийским фактором».
Ведь Каспий, а соответственно и «каспийский фактор» можно рассматривать, как минимум в разных «координатах». Возьмем аспект, производный от географии. С одной стороны, Каспий – это известный одноименный водоем. И, если мы будем, придерживаться такого понимания, то соответственно и наполнение дефиниции «каспийский фактор» будет соответствующим.
С другой стороны, когда эксперты и политики используют термин «Каспий», то часто они имеют в виду не только собственно сам водоем, но и «регион Каспия», то есть расположенные вблизи (а не только непосредственно на водоеме) его побережья государства. И, соответственно,  «каспийский фактор» при таком подходе наполняется иным, более масштабным содержанием.

Поэтому давайте все-таки сузим тему обсуждения. По крайней мере, я буду говорить по большей именно о тематике применительно к Каспию, как вполне конкретному водоему. В этом смысле, с моей точки зрения, которую, кстати, я неоднократно излагал в своих публикациях в открытой печати, Каспий на современном этапе развития (под котором подразумевается этап, начавшийся после распада Союза ССР и длящийся по сию пору), безусловно, выступает как скорее разъединяющий государства фактор, нежели как объединяющий их.
Я не случайно употребил слово «безусловно», ибо бесспорным доказательством такой моей точки зрения является тот факт, что до сих пор, спустя 20 лет после образования вместо двух ранее существовавших прибрежных государств (России и Персии) на Каспии их уже пять (с учетом появления Азербайджана, Туркменистана и Казахстана на политической карте) эти страны так и не смогли согласовать и принять новый международно-правовой базовый документ, регламентирующий основные правовые аспекты сотрудничества на Каспии – пятистороннюю Конвенцию. Именно разногласия в позициях сторон не дают возможности достичь консенсуса в этом вопросе.
Как правовед и одновременно историк не могу не отметить в этой связи ряд обстоятельств. В цепочке  причинно-следственных связей именно историко-правовому аспекту принадлежит одно из главных мест, и именно этот фактор оказал столь негативное воздействие на характер нынешней ситуации в Каспийском регионе.
К настоящему времени в разных прикаспийских государствах прошли 30 заседаний специальных рабочих групп  по выработке конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Последнее из них прошло в конце прошлого года в Казахстане. Всего же переговоры по данной проблеме тянутся уже более 16 лет. И результат – появление нового международного акта, регламентирующего важные вопросы статуса Каспия, до сих пор так и не достигнут.
А вот негативные моменты, вызванные таким положением вещей, сегодня видны, что называется «невооруженным взглядом». Многие из них непосредственным образом затрагивают национальные интересы России, как одного из прикаспийских государств. В данном случае следует признать, что в создавшейся ситуации во многом виноваты как раз сами российские дипломаты, действия которых в немалой степени способствовали «открытию шлюзов», через которые и пришла та волна, которая сегодня разрушает стабильность на Каспии.
Ситуацией воспользовались прежде всего США, которые стали последовательно усиливать военную составляющую на Каспии, через оказание военно-технической помощи Азербайджану, Туркменистану и Казахстану. Средства перечисляются в частности в рамках программы США «Зарубежное военное финансирование». Эти деньги идут на закупки американского военного оборудования и вооружения, а также для получения оборонных услуг и профессионального военного обучения.
На берегах Каспия уже появились военные объекты, созданные с опорой на американских «доброхотов». Например – 2 базы РЛС в Азербайджане – на севере вблизи российской границы и на юге – в Астаре, вблизи иранской границы. С финансовым участием министерства обороны США создана военная база в Атырау (Казахстан).
Еще в конце лета 2005 года США заявили о намерении приступить к реализации новой программы «Инициатива по охране Каспия».  Предполагалось, что правительство США выделит 130 миллионов долларов на патрулирование Каспия и охрану границ прикаспийских государств. По словам американских военных, данная программа пока фокусируется на Азербайджане и Казахстане, но она может быть расширена в последующие годы. В названных республиках Пентагон запланировал построить командно-штабные центры, а также центры по воздушным и морским секретным операциям.
По сведениям иранских источников (коим, впрочем, нельзя полностью доверять), США проводят обучение береговой охраны Казахстана и Туркменистана и активно стараются расширить свое военно-морское сотрудничество с этими двумя странами в каспийской бассейне.
Водную гладь Каспийского моря уже несколько лет бороздят военные суда, построенные в США и подаренные правительствам новых независимых государств «ради обеспечения безопасности в регионе». В обход территории России прокладываются все новые трубопроводы, по которым уже течет нефть и газ прикаспийских стран. Многие из них не могли бы быть построены, прояви в свое время российская дипломатия большую принципиальность. Ведь та же труба на Джейхан состоялась только тогда, когда стало ясно, что в нее может быть закачена не только нефть Азербайджана, но и Казахстана.
В Баку нефть пока доставляется танкерами по морю, но уже давно находится в разработке проект прокладки трубопровода по дну Каспия. В интересах США построить такой трубопровод и пустить по нему нефть с казахстанского месторождения «Кашаган». Такой вариант позволил бы далее заполнять и трубу Баку-Тбилиси-Джейхан и трубопровод, идущий через территорию дружественной Вашингтону Грузии.
США и Евросоюз активно лоббируют транзит каспийских нефти и газа в обход РФ, однако в данном вопросе они пока не получили однозначной поддержки со стороны руководства всех прикаспийских стран, поставляющих газ.
Резко ухудшается экологическая ситуация на Каспии, здесь уже имели место случае гибели нефтяных танкеров, залповых выбросов нефти из скважин, массовой гибели каспийских тюленей и других морских обитателей. В сотни раз сократилась добыча осетровых и особенно икры – традиционного товара российского экспорта.
С нашей точки зрения всех этих бед можно было бы избежать, если бы Россия в 90-ые годы прошлого века отстаивала свои интересы более последовательно. Ведь в руках России были весомые в правовом отношении козыри, которые она сама же растеряла. В целом же, современная Россия вполне могла настаивать на выигрышных для нас нормах международного права. Тот же Китай никогда, даже в трудные годы культурной революции, не признавал отторжения Тайваня и Гонконга. И он своего добился – Гонконг был возвращен, наверняка та же участь рано или поздно постигнет и Тайвань.
Мурат Джумаев (Туркменистан), независимый эксперт: в унаследованной всеми нами советской практике существует соблазн «найти крайнего», причем, неважно какого рода то или иное явление. В «каспийском вопросе» тоже «далеко не надо ходить» –  имеют место быть претензии в адрес некой заокеанской «внерегиональной силы». Видимо такой «разбор» ситуации для кого-то является выгодным. Тем не менее, будет неправильным без веских оснований обвинять тот же Белый Дом в деструктивной роли на Каспии. Считаю необходимым разрешить проблему «на своей улице», в первую очередь с «соседями по улице», нежели обвинять «прохожего».
К числу «разъединяющих» моментов для прикаспийских стран, на мой взгляд, можно отнести несколько. Основным из них является неопределенность статуса водоема. Стороны по сей день далеки от принятия продуктивного общего решения, удовлетворяющего все прикаспийские государства. Ключевую роль как в регионе, так и в самом «каспийском вопросе», без всяких сомнений, играет Россия. Стоит Кремлю только захотеть «поставить точку», то решение было бы найдено: ведь именно Москва имеет все рычаги влияния не только на постсоветские прикаспийские государства, но и на Тегеран. Если же не будет решен вопрос статуса Каспия, то не быть в этом регионе мира, дружбы и согласия. Это мое личное видение, которое никоим образом не отражает позицию какой-либо страны или структуры.
Конфликтность вопроса состоит в самом море с его богатыми природными недрами, где без определения национальных границ будут существовать спорные месторождения. Думаю, что в плане преодоления конфликтности вопрос надо сузить от определения статуса моря до распределения шельфовых месторождений, которые определяются экономическими и геополитическими интересами прибрежных стран. Для этого необходимо выработать вариант соглашения, удовлетворяющий интересы всех прикаспийских соседей.
Ясно, что соглашения и положения, оставшиеся от «советского наследия», не предусматривают раздела минеральных ресурсов моря, что не устраивает прикаспийские государства. Например, хотя существующие правовые рамки не предусматривают распределения углеводородов морского дна, то же Баку «не дремлет» и разрабатывает месторождения на спорных территориях со ссылкой на то, что они были исследованы азербайджанскими геологами при советской власти. Такое поведение вызывает раздражение у определенных соседей и формирует конфликт, при котором сложно говорить о каком либо укреплении интеграционных или кооперационных связей.
В свою очередь, позиция Москвы касательно Каспия с первых дней распада СССР претерпела слишком много изменений, что в итоге повлияло на поведение некоторых стран в части согласования своих действий на территории водоема. Понятно, что современная Россия подходит к вопросу исходя из своих геополитических интересов. Тем не менее, складывается впечатление, что, возможно, нынешняя политика не совсем способствует развитию добрососедских отношений в регионе. Поэтому, есть определенные надежды на то, что со сменой администрации в Кремле изменится и сама политика. Индикатором этого может стать, например, корректировка подходов к проекту «Набукко». Еще раз повторю, что многое на Каспии и вокруг него зависит именно от России и, следовательно, прежде всего, Москва может и должна превратить каспийский фактор в объединяющий.
Владимир Парамонов: спасибо, уважаемые коллеги. Хотя Ваши оценки «немного» различаются, тем не менее, в обоих случаях очевидны их совпадения по поводу признания самого факта допущенных ошибок, а также наличия определенной надежды на то, что данные ошибки все еще можно исправить. Также понятно, что важная роль в «работе над ошибками» принадлежит именно России, от подходов которой во многом зависят схемы и алгоритмы будущих отношений на Каспии и вокруг него. Поэтому остается пожелать российской дипломатии большего учета озвученных Вами моментов и, одновременно, успехов в превращении Каспия из «яблока раздора» в зону сотрудничества. Очевидно, что эта работа не может быть успешной вне принципиального усиления российской аналитики по ключевым вопросам развития тех или иных регионов Евразии, в том числе Кавказа и Центральной Азии. Надеюсь, что виртуальные экспертные форумы проекта «Центральная Евразия», включая нынешний, внесут свой посильный вклад и в этом направлении. Было бы желание слушать и слышать …
Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-изданием «Новое Восточное Обозрение» (Россия), при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия),  Информационно-аналитического центра МГУ (Россия), аналитического сайта «Region.kg» (Кыргызстан), информационно-аналитического портала APRA (Кыргызстан).
Источник: Новое восточное обозрение, http://journal-neo.com/ru

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ