ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Каспийский фактор в Евразии: виртуальный экспертный форум. Часть 10. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
27.02.2012 13:17

В предыдущих частях дискуссии была высказана и в целом поддержана рядом экспертов точка зрения о том, что, с одной стороны, США и их европейские союзники должны всемерно повышать градус «каспийского фактора» в евразийских делах, пытаясь найти удобный способ обосновать необходимость своего военно-политического закрепления на Каспии и, одновременно, щедро раздавать обещания местным региональным элитам. Однако, с другой стороны, масштабных проектов поставок энергоресурсов ни США, ни ЕС не смогут осуществить, по крайней мере, в ближайшей перспективе, что в итоге нивелирует значение Запада на Каспии и, одновременно, повышает значение России как единственного и наиболее надежного маршрута для транспортировки каспийских ресурсов на мировой рынок. Единственный шанс кардинально изменить ситуацию в пользу США и их европейских союзников –  это переформатирование процессов в Иране: превращение Ирана в союзника Запада как в плане обеспечения дополнительных объемов углеводородов, так и транзита каспийских ресурсов через его территорию. Оценить данные тезисы приглашены новые участники дискуссии, известные и авторитетные эксперты из трех стран: Азербайджана – Ровшан Ибрагимов, Казахстана – Олег Сидоров и Узбекистана – Гули Юлдашева.

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»: если следовать обозначенной выше логике, то получается, что «битва за Каспий» в данный момент – это «битва за Иран»? Насколько Вы согласны с этим? И если, не согласны, то  какие  доводы можете привести?

Ровшан Ибрагимов (Азербайджан), директор Центра энергетических исследований Университета Кавказ: не согласен, хотя вне всякого сомнения если произойдут изменения в Иране, то коренным образом изменится и геополитическая ситуация в регионе – транспортные проекты можно будет реализовывать через «либеральный» Иран. Однако, когда это случится, сколько времени займет, что будет потом? Никто ответов на эти вопросы не знает. А потом «цена» Ирана все же выше, чем «цена» за Каспий. Думаю, что Каспий сейчас не актуальная тема, и «отодвинута» на второй план.

Олег Сидоров (Казахстан), независимый эксперт: скажем так, здесь логика отсутствует. Дело в том, что страны Запада, равно как и сами США не собирались, и не будут превращать Тегеран в союзника хотя бы потому, что для них Иран является развивающейся страной, неким сырьевым придатком, который можно использовать по своему усмотрению, а при его несогласии – можно наказать либо погрозить «пальчиком».
Подобная позиция США и в целом Запада касается Ливии, Ирака, Сирии, остальных стран Ближнего Востока, а также ряда стран других регионов мира, богатых топливно-энергетическими ресурсами. И эта позиция Вашингтона и Брюсселя распространяется на все вышеперечисленные страны: как бы сильно они не хотели рассматривать себя в роли союзников или стратегических партнеров.
Не надо забывать и известное изречение, согласно которому «у США нет союзников, а есть национальные интересы». В этом плане не стоит быть «политическим романтиком», успокаивая себя как бакалейщик из известного фильма про мушкетеров, когда этот персонаж утверждал: «Бакалейщик и Кардинал – это сила». Второе, не надо забывать и то, что ни о каких масштабных проектах, связанных с поставками иранской нефти на Запад сегодня не может быть и речи.
Скажу больше: даже в условиях санкций европейских стран в отношении Ирана, Тегеран не сильно и пострадает, так как он уже заранее диверсифицировал экспорт энергоносителей между покупателями. В результате основные рынки сбыта оказались в Азии, оставив Европе всего лишь порядка 20 процентов иранского экспорта. При этом отмечу, что ведущие страны Европы – Великобритания, Франция, Германия – не являются покупателями иранской нефти. Зато Китай, Индия, Южная Корея и Япония не собираются отказываться от поставок энергоносителей из этой страны, сохраняя прежний объем своих заказов.
Вместе с тем, не стоит забывать и то, что некоторые из европейских нефтеперерабатывающих компаний весь свой производственный процесс построили на иранской легкой нефти. И при прекращении подачи иранской нефти в первую очередь будут страдать именно эти предприятия, которые вряд ли смогут в краткосрочной перспективе найти замену качественным иранским энергоносителям.
Для самой Европы подобный сценарий может обернуться несколько неожиданно. Так, непрекращающийся в Европе экономический кризис и рост цен на нефть в результате перекрытия Тегераном «нефтяного крана» в страны Запада только усугубит ситуацию: приведет к росту бюджетных расходов в условиях политики экономии финансовых средств. Ну и нельзя игнорировать время года – зиму, которая своими снежными метелями и морозами преподнесла очередной сюрприз Европе.
В результате Италия, Греция и другие страны уже начинают замерзать из-за нехватки энергоресурсов, поступление которых на еврорынок ограничили политики. И вряд ли кого из жителей Европы можно будет убедить тем, что руководство их стран, принимая решение о санкциях против Ирана, в первую очередь заботилось о своих гражданах-избирателях.
А теперь примем во внимание президентскую гонку в США, а также регулярно собираемые странами Евросоюза разного рода саммиты, посвященные классическим вопросам глобального финансового кризиса (например, «кто виноват?» и «что делать?»), и уже становится ясно, что европейские санкции бумерангом ударят по самой Европе. А если учитывать решение Тегерана о приостановке подачи еще и газа на Запад, то можно предположить уже совсем другое развитие событий, нежели поиск тем же Брюсселем стратегического союзника в лице Тегерана.

Гули Юлдашева (Узбекистан), доктор политических наук: естественно, каспийские проблемы невозможно решить без урегулирования иранской проблемы. В настоящее время ситуация в мире настолько накалилась, что США и ЕС, как мне кажется, предпримут в ближайшее время все усилия, чтобы кардинально изменить положение в свою пользу и превратить Иран в союзника Запада. Вполне возможно, что они наконец достигнут положительных результатов в переговорном процессе с Ираном. В какой-то степени это способно ограничить роль России, однако для нее появятся и новые возможности, реализация которых в конечном счете будет зависеть от эффективности ее собственных действий на международной арене и способности преодолеть антиамериканские стереотипы мышления.
В целом, при оценке ситуации, сложившейся на Каспии и вокруг него, на мой взгляд, следует исходить, прежде всего, из объективных, существующих помимо нашей воли, закономерностей развития системы международных отношений. Согласно им, державы любого уровня всегда стремились и будут стремиться к доминированию в зоне своего интереса. Эта данность, которую следует принять и пытаться использовать в своих интересах в условиях возрастания глобальных рисков и угроз, включая военные.
Тем более, если это касается глобальной супердержавы с ее неоспоримым потенциалом и ресурсами, возможностями позитивного влияния на региональные процессы. Самостоятельно решить существующие проблемы региональным державам не под силу по причине отсутствия необходимых ресурсов, разнонаправленности интересов и регионального соперничества. Примером этого служит и 20-летний опыт развития ОДКБ, ШОС и ЕврАзЭС.
Кроме того, нельзя забывать, что Каспийский регион – это еще и огромная зона социально-политической, этно-национальной и религиозной турбулентности, последствия которой связаны как с уровнем региональной, так и глобальной безопасности. В этом плане уже не столь важно имеет ли Каспий больше геополитическое или экономическое значение, сколько важна сама стабильность во всех ее измерениях ради простого выживания региона.
Так, глобальные перемены в транспортно-коммуникационной сфере и рост экономической взаимозависимости сводят практически на нет фактор географической удаленности, что создает как негативные, так и позитивные условия для  взаимодействия региональных и глобальных игроков на Каспии. В этом смысле простое объединение региональных государств в наднациональных структурах без кооперации с ЕС и США вряд ли позволит эффективно противодействовать терроризму, наркотрафику, нелегальной миграции и прочим угрозам и вызовам.
Разжигание межгосударственных противоречий будь то по линии Россия-США или США-Иран, в целом затягивание процесса прихода к компромиссу чревато в этой связи необратимыми последствиями с учетом всего комплекса проблем на Ближнем и Среднем Востоке, в Центральной Азии. Наиболее важной задачей международного сообщества является на сегодняшний день проблема урегулирования ядерной проблемы Ирана, что незамедлительно скажется на ситуации во всем Каспийском регионе.
В этом плане мне кажется маловероятным сценарий начала военной операции США против Ирана. Во-первых, в администрации Обамы прекрасно осознают возможные последствия даже ограниченных военных действий против Ирана при сохранении нынешней нестабильности и массы проблем на всем ближневосточном и центральноазиатском пространствах, не говоря уже о самом Каспии. Вполне вероятная дестабилизация каких-то регионов отсрочит на неопределенный срок реализацию здесь долгосрочных стратегических планов Вашингтона, в чем он, естественно, не заинтересован.
Во-вторых, в США есть понимание неизбежности и объективности развития взаимоотношений Ирана со странами той же Центральной Азии. Более того, без подключения в перспективе Ирана к центральноазиатским проектам региональная стратегия США не может носить завершенный характер и не будет эффективной на Каспии, в Афганистане или на Ближнем Востоке.
В-третьих, в самом Иране все большая часть населения (например, молодежь и  женщины) становится ориентированной на Запад, что создает благоприятные условия для постепенной, мирной трансформации Ирана. К тому же в США и ЕС, в отличие от России, проживает большое количество иранских эмигрантов, которые, как показывает опыт, ведут соответствующую и серьезную аналитико-пропагандистскую работу.
В-четвертых, как утверждала на днях официальный представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд, после поездки главы Совета национальной безопасности США Тома Донилона в Израиль, израильские власти не приняли решения о военных действиях в отношении Ирана.
В-пятых, буквально на днях Тегеран вновь выразил желание вести диалог с «шестеркой» и подтвердил согласие с «пошаговым планом» С.Лаврова. Более того, несмотря на нынешнюю напряженность, Иран даже готов нормализовать отношения с ЕС и стать надежным поставщиком энергоресурсов для европейских стран, о чем 21 февраля  заявило внешнеполитическое ведомство ИРИ.
Поэтому более благоприятным сценарием для всех региональных и глобальных акторов на Каспии является реализация американской стратегии «Новый Шелковый путь» при активном участии России, Китая, а в перспективе, после урегулирования ядерной проблемы, и самого Ирана. В этом плане транспортно-трубопроводные магистрали способны интегрировать усилия всех заинтересованных государств. Интересы множества сторон могут быть сбалансированы при относительно лидирующей роли Соединенных Штатов, глобальные амбиции которых к тому же будут уравновешиваться участием других региональных государств.
В результате, у России, возможно, появятся шансы реализовать свои экономические интересы (например, проекты, связанные с Афганистаном, Центральной Азией, ускорением процесса вступления в ВТО), решать проблемы региональной безопасности и развивать политико-экономическую интеграцию на качественно новых условиях.
Тем более, что географическая удаленность, по всей видимости, не позволит США достаточно глубоко интегрироваться в Каспийское пространство. Скорее всего, Соединенные Штаты будут опираться на местные державы, где роль России будет, наверняка, не самая последняя с учетом того же китайского и исламского факторов, необходимости использования российского потенциала и опыта в регионе. В свою очередь государства Центральной Азии и Кавказа могут получить мощный стимул для ускорения процессов политической и экономической модернизации, урегулирования межгосударственных конфликтов.

Владимир Парамонов: ну что ж, дорогие коллеги, Ваши оценки заслуживают внимания как с точки зрения анализа затронутых проблем, так и с точки зрения анализа рекомендаций по их преодолению. Мне показалась особо нестандартной и интересной идея, высказанная уважаемой мною Гули Исматуллаевной Юлдашевой, о возможности решения региональных проблем за счет реализации неких американских стратегических схем, например, такой как «Новый Шелковый путь».
Тем не менее, мне представляется, что продуктивные схемы  развития и сотрудничества во внутренних пространствах Евразии не могут быть выработаны без учета интересов и без участия тех же РФ и КНР. Поэтому, на мой взгляд, главной проблемой на уровне интеллектуальной выработки эффективных схем сотрудничества и взаимодействия является отсутствие соответствующих аналитических и экспертных площадок, на которых и можно было бы вести серьезное (и предварительное политическим дискуссиям на высшем уровне) обсуждение подобных идей: конечно, с участием тех же представителей экспертного сообщества США, основных евразийских центров силы как Россия, Китай, Евросоюз и, безусловно, самих стран того или иного региона.
Так как такого взаимодействия нет, например, в случае с обсуждением все той же американской инициативы «Новый Шелковый путь», то складывается устойчивое впечатление, что в США уже все решили за нас …

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-изданием «Новое Восточное Обозрение» (Россия), при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия), Информационно-аналитического центра МГУ (Россия), аналитического сайта «Region.kg» (Кыргызстан), информационно-аналитического портала APRA (Кыргызстан).

Источник: Новое восточное обозрение, http://journal-neo.com/ru

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ