ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Евразийская интеграция и Россия. Экспертный форум. Часть 7. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
07.02.2012 12:50

Продолжая виртуальный экспертный форум по тематике «Евразийская интеграция и Россия» проект «Центральная Евразия» пригласил подробно ответить на вопросы экспертов из России и Казахстана – государств, являющихся, по сути, инициаторами современной формы интеграции на постсоветском пространстве. Россию представляет Ксения Боришполец, а Казахстан – Алмат Тоекин.

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»: как в экспертных кругах России и Казахстана воспринимают известное заявление В.Путина, опубликованное в газете «Известия»? Что оно означает для России и других постсоветских стран особенно в свете заявленного президентства Владимира Владимировича? Насколько осуществим разворот России в сторону формирования реальных интеграционных и полноценных союзнических отношений с государствами бывшего СССР? В чем заключаются основные проблемы на пути интеграции? И, соответственно, как их можно решить?

Ксения Боришполец (Россия), профессор МГИМО(У): в российском экспертном сообществе представлены разнообразные мнения – есть скептические настроения, есть и конструктивные замечания – например, пожелания избежать рисков создания замкнутой экономической группировки на постсоветском пространстве, хотя, по моему мнению, такой вариант не только не рассматривается серьезно на уровне принятия решений, но и просто невозможен. Вероятно, основные обмены мнениями развернутся в 2012 году в связи с запуском проекта Единого экономического пространства (ЕЭП).

Если говорить о собственных  представлениях как исследователя, хочу подчеркнуть, что  консолидационные тенденции объективны, архитектура экономического сотрудничества на постсоветском пространстве может и будет развиваться по интеграционной траектории. Иные варианты болезненны не столько для России, как ядра объединительного формата, сколько для других сегментов, которые даже в ресурсно-экспортном варианте не набирают без тесного экономического сотрудничества с Россией потенциала, необходимого для стабильности национальных хозяйственных систем. И в среднесрочной перспективе такое положение сохранится. Поэтому заявление В.В. Путина является не апелляцией к «должному», а констатацией «сущего». При этом, представляется, что более корректно в научном плане было бы говорить не о «заявлении В.Путина», а о политической программе,  развернутой в опубликованной статье,  инициативе, которую поддержали президент Белоруссии А.Лукашенко и президент Казахстана Н.Назарбаев. Выдвинутая программа носит стратегический характер, в ней есть указание и на тактические шаги. Однако, чтобы ее активно анализировать, необходимы соответствующие профессиональные  компетенции.
Опубликованная 3 октября 2011 в «Известиях» статья В.В. Путина «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня» посвящена старту 1 января 2012 года ЕЭП России, Белоруссии и Казахстана. В этой статье очень полно освещен современный этап развития ситуации. Движение, начавшееся в 2000 году по траектории ЕврАзЭС – ТС – ЕЭП, означает существенное снижение издержек, расширение производства и повышение конкурентоспособности национальных экономик. Для граждан, общественных организаций и объединений ТС ощутимо облегчает трансграничные связи. Есть и конкретные цифры. Создание с 1 июля 2011 года ТС — единой таможенной территории между Россией, Белоруссией и Казахстаном означает рождение единого рынка, емкостью более 165 миллионов потребителей и с совокупным валовым продуктом трех стран в размере 1385 млрд. американских долларов. Системная организация товарных потоков для таких масштабов уже приносит реальные выгоды. Несмотря на наличие списка товаров, на которые еще распространяются вывозные ограничения, за 11 месяцев 2010 года товарооборот между участниками ТС вырос в 1,9 раза, а товарооборот между Белоруссией и Казахстаном — более чем вдвое. По мнению экспертов, за счет интеграционного фактора участники ТС к 2015 году получат дополнительно около 15 процентов прироста ВВП, или примерно 400 миллиардов долларов.
В настоящее время продолжается отладка механизмов функционирования Таможенного союза. Ведь он активно заработал совсем недавно, с июля 2011 года. Поэтому, необходимо накопить дополнительный опыт, проанализировать, как страны, входящие в ТС, а точнее, их хозяйственные структуры взаимодействуют друг с другом в реальном измерении. Кроме того, для обеспечения полноформатного функционирования ЕЭП потребуется в период с 2011 по 2015 год принять еще 55 международных договоров и иных документов. За эти же пять лет правительствам сторон необходимо будет обеспечить выполнение более 70 обязательных мероприятий по соглашениям, формирующим ЕЭП, в соответствии с установленными в них конкретными сроками. Новые участники должны поддерживать единый для всех темп.
С начала 2012 года будет создаваться общий рынок услуг, что предусматривает предоставление национального режима предприятиям — резидентам сторон в оказании услуг, унификацию требований к ним, взаимное признание лицензий в лицензируемых видах деятельности. Если все пойдет в позитивном ключе, то общими усилиями России, Белоруссии и Казахстана удастся обеспечить действенный потенциал, который станет основой для присоединения новых государств-участников к ТС и ЕЭП. Думаю, что наиболее вероятные сроки расширения — это 2013-2014 годы. Хотелось бы обратить внимание и еще на один нюанс: во время экспертных обсуждений перспектив расширения ТС и ЕЭП периодически подчеркивается, что претендовать на присоединение к «таможенной тройке» смогут только государства — участники ЕврАзЭС. Правда, в официальных сюжетах такой подход не озвучивался.
Безусловно, что Россия сохраняет лидирующие позиции в экономическом взаимодействии со странами на постсоветском пространстве. Полагаю, что и в среднесрочной перспективе эти  позиции, безусловно, сохранятся. Хотя качество лидерства сегодня отличается от ситуации, которая существовала, например, в 90-е годы. Оно перестало быть монопольным, страны постсоветского пространства значительно расширили свое участие в международном разделении труда, подтвердили привлекательность своих рынков для региональных соседей и мировых держав. Но российские позиции остаются очень прочными не только благодаря тесному взаимодействию с партнерами в сфере ТЭК, но и уровню сотрудничества в сфере транспортных коммуникаций, технических регламентов, инновационных проектов и других практических моментов. Подчеркну, что двусторонний товарооборот с Россией остается основной несущей конструкцией внешней торговли стран постсоветского пространства, причем не только по составу ресурсов, но во многих случаях и по доле в структуре экспортно-импортных операций.
Для России экономический эффект от внедрения правил ТС специалисты определяют на уровне примерно 400 млрд. долларов в год. Однако эти цифры актуальны скорее для среднесрочной перспективы. На сегодня рентабельность определяется тем, что все таможенные платежи трех стран ТС зачисляются на единый счет и распределяются в национальные бюджеты из расчета 87,97% России, 4,7% — Белоруссии, 7,33% — Казахстану. Это примерно соответствует российскому вкладу в общий внешнеторговый потенциал, хотя Россия, как самый емкий рынок таможенного пространства, рассчитывала на большую часть поступлений — до 90% от взимаемых импортных пошлин. Но, в целом, эксперты указывают, что Единый таможенный тариф ТС на 82% соответствует уровню ставок Таможенного тарифа Российской Федерации.
Конечно, существует и область интересов, которые принесены в жертву интеграционным проектам. Отечественными специалистами отмечается, что при многостороннем согласовании понижение ставок для России затронуло более 10% общего импорта, а повышение ставок таможенных пошлин касается 350 позиций (3% общего импорта). В 2010 году указывалась также денежная оценка упущенных доходов от поступления таможенных пошлин примерно в размере 158 млн. долларов. Однако краткосрочная потеря начального этапа будет компенсирована за счет расширения налогооблагаемой базы экономической деятельности участников интеграции. В целом же по состоянию на начало сентября 2011 года объем российского экспорта в страны Таможенного союза составил 18,5 млрд. долларов — это выше на 37,3 процента, чем за тот же период прошлого года. При этом российский экспорт в Казахстан вырос на 34 процента, а в Белоруссию — на 39,5 процента. Ожидается, что к концу 2011 года таможенные поступления в российский бюджет составят 5,4 трлн. рублей. Эти показатели свидетельствуют об устойчивом росте доходов, поскольку в текущем августе порядок таможенных поступлений был такой же, как за весь 2009 год. Другими словами, бюджетные государственные интересы России в рамках ТС полностью соблюдаются, рентабельность стартовых вложений успешно достигнута.
В целом же интеграционные проекты открыли дополнительные возможности для российского бизнеса, уменьшились сроки оформления документов в рамках таможенной территории трех стран, в разы сократились транспортные издержки на доставку товаров. Рынки Белоруссии и Казахстана стали для российских бизнесменов ближе. Ожидается, в частности, что российский бизнес сможет активно создавать совместные предприятия с белорусскими и казахстанскими партнерами по формированию новых логистических маршрутов на территории всего Таможенного союза. Как показывает мировой опыт, экономическая рентабельность интеграционных проектов зависит не только от прямых приобретений, но в не меньшей степени от минимизации потерь, возможностей рационально организовать многостороннюю среду сотрудничества и взаимной заинтересованности. Интеграционные форматы ЕврАзЭС, ТС, ЕЭП решают именно такие задачи развития России.
Евразийская интеграция для России – это упорядочение с ориентиром на модернизацию огромного массива хозяйственных связей на своей территории и в зоне ближайшего регионального окружения, для других стран – институционализация экономического  тыла, также возможность более уверенно чувствовать себя на просторах многовекторности и, думается, для привлечения дополнительных инвестиций, а в контексте интеграционных процессов  будет больше стимулов для повышения благосостояния населения. В дальнейшем нужно оставаться реалистом и не ожидать, что через год наша интеграция будет выглядеть так же мощно, как ЕС до кризиса еврозоны. Интеграция с постсоветскими странами будет успешно продвигаться по мере укрепления экономического положения России как ресурсного и технологического центра влияния на международной арене, расширения «горизонтальных связей» между  странами-партнерами, которые в советский период замыкались преимущественно на союзный центр,    усиления роли российских партнеров  в обеспечении региональных  позиций ТС/ЕЭП.

Алмат Тоекин (Казахстан), исполнительный директор общественного фонда «Центральная Азия - Мир и Согласие»:  интеграция обязательно нужна России, особенно когда Запад (прежде всего США) все больше игнорирует международное право, использует двойные стандарты, развязывает войны, осуществляет перевороты и т.д., старается все сильнее сжимать враждебное кольцо вокруг  России. Что плохо для России, то плохо и для Казахстана: мы в одной «лодке». Но думаю, РФ опоздала с интеграцией лет на 20, хотя процесс еще необратимым считать нельзя.  Процесс размежевания постсоветских республик шел в обратном направлении и не в пользу России, да и не в пользу других постсоветских стран тоже. Только Беларусь и Казахстан как то более-менее стремились к интеграции и давали сигналы руководству РФ о необходимости сохранения всего положительного, что было в СССР. Однако определенные элиты в России смотрели и смотрят только на Запад, которому собственно Россия не нужна со своим «особым» менталитетом, «культурой», амбициями  и т.д.
Думаю, что четкое понимание значения интеграции сейчас возникло у В.Путина: понимание угрожающих перемен (в экономике, политике и др.) в мире, явно не в пользу РФ, конечно. Возникло понимание, что только сообща – в интеграции с близкими по духу, менталитету, истории и т.п. республиками можно как-то противостоять негативным тенденциям.  К сожалению, В.Путину будет крайне тяжело убедить свое окружение, олигархические элиты (у которых все банковские счета на Западе), а также все российское общество в необходимости интеграции с «менее развитыми республиками». У россиян еще с советских временем сложилось мнение, что Россия кормит все республики. Об этом, кстати, недавно неосторожно высказался и Д.Медведев, а это минус.  Таджикистан и Кыргызстан вообще рассматриваются как нахлебники.
Тем не менее, интеграция нужна РФ не только чтобы продемонстрировать тому же Западу свою роль как региональной державы и тем самым укрепить с ним диалог.  Демонстрация мощи и возрождения СССР в другом виде, конечно, пугает, но это второстепенно. Прежде всего, интеграция нужна всем нам, особенно России, Беларуси и Казахстану. На выпады Запада вообще не надо обращать внимания («собака лает – караван идет»). С Западом следует действовать его же методами – двойными стандартами: говорить одно – делать другое. Да и Западу нужны только энергоресурсы, не более того. Истерия же по поводу прав человека, свободы слова и СМИ – это всего лишь ширма и попытка вмешательства во внутренние дела постсоветских стран с перспективой развертывания информационной и далее гражданской войны (сталкивание групп населения между собой, например, оппозиции с властью и т.д.). Однако, к сожалению, в понимании рядового жителя Центральной Азии интеграция для РФ – это что-то типа бизнес-поглощения. Причем, «поглощения» не только в экономике, но и в политике, в военной сфере.
Тем более, что Казахстан не готов к масштабной интеграции с Россией. Хотя вариант волевого подписания соответствующих документов по созданию того же Евразийского союза без согласия народа может и пройти. Если проведут референдум, как это положено, то нацменьшинства, особенно, русскоязычное население будет «за» (это где-то 30%). «За» могут быть и русскоговорящие казахи (еще 20-30%). Остальные – национал-патриоты (40-50%) будут «против», а это сила особенно с учетом того, что та же первая категория, как правило, инертна. В итоге, многое зависит от того, как поставить вопрос о Евразийском союзе:  как преподнести и как показать перспективы. Возможно, следует «развернуть» мощную разъяснительную кампанию в СМИ.  Тем более, что Таможенный союз вызывает все большую критику населения Казахстана так как произошел рост цен практически на все товары и это нельзя оправдать лишь мировым ростом цен. Протестные настроения постепенно растут, идет формирование различных общественных групп, в том числе в социальных сетях.  И если «кто-то» возьмет эти процессы в грамотное управление и финансирование, то режиму Н.А.Назарбаева мало не покажется.
Конечно, у интеграции есть плюсы. Реально – это свободное передвижение по Евразийскому союзу капитала, рабочих рук, свободный обмен опытом между профильными структурами, ВУЗами и т.д. и т.п. Однако, есть и минусы. Все боятся возрождения СССР и доминирования в новом Союзе Москвы, как это было в период существования Советского Союза. Великий русский шовинизм, рост ксенофобии, выступления неофашистов – все это тоже немаловажно. Необходим консенсус. Москва должна прислушиваться к мнению малых стран, но без поощрения иждивенчества последних. Столицей нового Союза не должна быть Москва, а например, Астана, как стоящая на стыке и между Средней Азией и славянскими республиками. И здесь дело не в амбициях Н.А.Назарбаева, а в том, чтобы проект заработал и показал всем его малым участникам равноправность и выгодность интеграции. Пример Брюсселя в Евросоюзе. Конечно, неизбежны акции протеста против создания Союза со стороны националистов и отдельных общественных организаций, в том числе и в самой РФ, если, конечно, предварительно не будет проведена превентивная мощная разъяснительная кампания.
Основные проблемы на пути интеграции с Россией, на мой взгляд, заключаются в том, что за период независимости национальные элиты «вкусили» власть. С этим им будет трудно расставаться. Также важно, что уже развиваются крупные проекты с другими ключевыми странами. Это уже необратимый процесс. Однако, на мой взгляд, пока есть Н.А.Назарбаев надо это использовать, чтобы он и В.В.Путин были локомотивами интеграции: чтобы убеждали, но не принуждали. Необходимо показать своим примером все прелести интеграционного  проекта. Также необходима всеобщая и показательная борьба с коррупцией. Начинать же надо с успешных пусть и малых совместных проектов, тиражировать этот опыт, восстанавливать хозяйственные связи.  В первую очередь, надо помочь малому бизнесу, так как он может стать индикатором всех процессов. Следует делать больше культурных и информационных, в целом общественно-массовых проектов.

Выводы

Владимир Парамонов: благодарю Вас уважаемые коллеги за интересные и подробные ответы. Мне остается лишь попытаться подвести некоторые итоги дискуссии.
Во-первых, регион Центральной Азии является, по сути, безальтернативным, а, возможно, и единственно реальным для России направлением интеграции. Тем более, что мало задумываясь над геоэкономическим смыслом своего геополитического движения в глубь Евразии, Россия на протяжении более 100 лет все же поступательно и настойчиво формировала общую экономику с Центральной Азией. Характерно, что именно в советский период наблюдался беспрецедентный в истории народов России и Центральной Азии экономический взлет, в целом небывалый прорыв в развитии, связанный с форсированием, как сегодня сказали бы, региональной экономической интеграции.
Во-вторых, данный вывод дополняется следующим важным положением: возможно, существуют принципиальные геоэкономические предпосылки того, что Россия и государства Центральной Азии просто неспособны полноценно «вписаться» в глобальные мирохозяйственные связи? И, возможно, что это связано не столько с нежеланием мировых центров силы (США, Евросоюз, Китай и др.) «разговаривать на равных», сколько с тем, что Россия и Центральная Азия не стремятся к максимальному использованию своего совокупного экономического потенциала в рамках региональной интеграции? Хотя даже беглый взгляд на географическую карту позволяет утверждать, что консолидированный ресурсно-экономический потенциал России и Центральной Азии дает им уникальный шанс создать мощную и самодостаточную региональную экономическую систему, которая к тому же была бы способна стать одним из самостоятельных мировых экономических центров силы, втянув в зону своего влияния и остальные постсоветские государства. Возможно, что с форсирования интеграции в системе «Россия – Центральная Азия» и стоит начинать любое стратегическое движение по пути евразийской интеграции? И, возможно, что именно тогда появятся не во многом абстрактные (как сегодня), а очень даже реальные общие долгосрочные экономические интересы, которые и следует защищать? Да и стоит ли вообще говорить  о  неких геополитических интересах, в условиях когда отсутствует их экономическая основа?
В-третьих, в России должны больше прислушиваться к мнению экспертного сообщества тех стран, с которыми Москва «предполагает» осуществлять интеграцию, четко понимая, что временами достаточно критическая оценка действий и политики РФ – это вовсе не показатель «неготовности к интеграции» и «нежелания сотрудничать», или в целом некий «недружественный жест», а,  скорее всего, наоборот – важный индикатор готовности / желания обсуждать и решать множащиеся с каждым годом проблемы в двусторонних и многосторонних отношениях, вызванные в том числе и внутренней политикой РФ.

Источник: Время Востока

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ