ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Экономическая и гуманитарная ре-интеграция постсоветского пространства – две взаимосвязанные задачи для России: советы Владимиру Путину
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
11.05.2012 09:18

Развивая виртуальную экспертную дискуссию по теме «Советы Владимиру Путину», проект «Центральная Евразия» пригласил высказать свое мнение ряд ученых из России, Казахстана, Азербайджана и Туркменистана: Ольгу Гаранину, Геннадия Чуфрина, Руслана Жангазы, Али Абасова и Мурата Джумаева. В центре данной части обсуждения оказались в основном вопросы экономического и гуманитарного сотрудничества РФ с постсоветскими странами. 

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»: уважаемые коллеги, спасибо за участие в дискуссии. Вам слово.

Ольга Гаранина (Россия), руководитель Центра энергетической политики Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов: с одной стороны, крупнейшим торговым партнером стран постсоветского пространства является Евросоюз, а, с другой стороны, все большее воздействие оказывает Китай. При этом, доля «внутрирегиональной» торговли в общей структуре торговли за десятилетие снизилась, составив около 13% по экспорту и 23% по импорту, например по данным за 2010 год. В итоге, Россия утратила роль крупнейшего поставщика машин и оборудования в бывшие союзные республики. Тем самым экономические отношения между странами сводятся, как и в отношениях со странами ЕС, к конфликтам по поводу стоимости и объемов поставок энергоносителей. За прошедшие годы Россия потеряла и роль крупнейшего инвестора на постсоветском пространстве. Причем, характерно, что сегодня особенно активным инвестором в тех же странах Центральной Азии является Китай.

Поэтому, на мой взгляд, первоочередной задачей является развитие постсоветскими странами совместных инвестиционных проектов. Речь идет о модернизации транспортной инфраструктуры, что будет способствовать, в том числе, развитию торговых потоков. Другим ключевым направлением должно стать развитие совместных производств в сегментах машиностроения, сохранивших свою базу на протяжении переходного периода (к примеру, сегменты авиастроения). Такие инвестиции не могут осуществляться без государственной поддержки. Сегодня такая поддержка оказывается, в частности, в рамках деятельности Евразийского Банка Развития, но, на мой взгляд, это направление должно быть существенно усилено в ближайшие годы. Это если говорить об экономике.

Однако не следует забывать, что успех интеграционных процессов определяется и целостностью социально-культурного пространства. Поэтому особая роль должна уделяться изучению русского языка и поддержке совместных проектов в сфере науки и образования.

Геннадий Чуфрин (Россия), доктор экономических наук, член Дирекции Института мировой экономики и международных отношений РАН, член-корреспондент РАН: на данный момент могу предложить лишь некоторые соображения по поставленным вопросам, хотя и сугубо в предварительном плане, ибо убежден, что после инаугурации В.Путина и ожидаемых перестановок в правительстве РФ возможны (и даже ожидаемы) существенные изменения во внешнеполитической стратегии России, в том числе на постсоветском пространстве. Пока же могу высказать убеждение, что основной сферой взаимодействия РФ с ее партерами на постсоветском пространстве должна стать и станет экономика. Утверждать это мне позволяет курс, взятый Россией в последнее время на ускоренное проведение поэтапной и разноскоростной экономической интеграции на постсоветском пространстве в виде формирования Таможенного союза, Единого экономического пространства, а затем и Евразийского экономического союза. Аргументами в пользу такой стратегии являются не только факторы сугубо хозяйственного значения (создание расширенного объединенного рынка, устранение таможенных барьеров во взаимном товарообороте, преодоление транспортных проблем, обеспечение свободы передвижения рабочей силы, услуг, капиталов) и ожидание связанных с этим ускорением темпов роста ВВП и проведениемструктурных изменений в национальной экономике, но и создание взаимовыгодных условий совместно с партнерами по интеграционным объединениям в обеспечении коллективной безопасности и противостоянии растущим внешним угрозам как экономического, так политического и военно-политического плана.

Как представляется, эта политика России встречает понимание у целого ряда постсоветских, в частности центральноазиатских государств, объективно заинтересованных в укреплении межгосударственного экономического сотрудничества с ней, что в значительной степени продиктовано сохраняющейся нестабильностью в мировой экономике, так и не преодолевшей разрушительные последствия глобального кризиса 2008-2010 гг., и необходимостью противостояния коллективными усилиями угрозе спада внутреннего производства и снижения экспортных доходов в результате возникновения новой волны мирового кризиса, в том числе в международной финансовой сфере.

Обусловлена эта заинтересованность постсоветских стран также необходимостью проведения согласованной политики по вопросам миграции трудового населения, оказания содействия своим соседям по снижению уровня социальной напряженности, явно обострившейся в ряде стран в последние годы, и преодолению ее последствий. Все более актуальной становится необходимость координации действий и укрепления сотрудничества на межгосударственном уровне при решении таких транснациональных проблем, как контроль над водными ресурсами и их использование или борьба с ухудшением состояния окружающей среды.

Россией уже немало сделано для развития такого сотрудничества. Однако, для дальнейшего прогресса на этом пути и тем более для того, чтобы начатый интеграционный процесс стал необратимым, ей предстоит уже в ближайшее время выработать согласованный комплекс мероприятий со своими партнерами, предусмотрев при этом и совершенствование взаимной договорно-правовой базы, и стимулирование не только государственных, но и частных инвестиций, и укрепление, а по существу создание, независимых юридических органов для объективного решения возникающих хозяйственных конфликтов в рамках ТС и ЕЭП.

Руслан Жангазы (Казахстан), политолог: с возвращением Владимира Путина на президентский пост ожидается переосмысление и переоценка приоритетов во внешнеполитической стратегии России, в частности на постсоветском пространстве.

Во-первых, сохраняется неясность относительно дальнейших перспектив Евразийской интеграции. Из «Евразийской тройки» только Россия и Казахстан являются более-менее соразмерными экономиками. Беларусь со своими проблемами в отношениях с Западом только снижает возможность экспорта в третьи страны. Экономические санкции со стороны ЕС в отношении Беларуси делают единую торгово-экономическую политику стран ЕЭП неэффективной. В этой связи усиливается актуальность дальнейшего продолжения внешнеполитических мероприятий России, направленных на «подключение» Украины к интеграционным процессам. Речь, прежде всего, идет о Таможенном союзе. Это, в полной мере, отвечает национальным интересам Казахстана, и казахстанские политики уже заявили о готовности выступить в роли посредника. Перспективы Евразийской интеграции без Украины представляются туманными.

Во-вторых, наибольший экономический урон в результате интеграционного взаимодействия понес именно Казахстан – ближайший стратегический партнер России. Ожидаемые выгоды от Евразийской интеграции наименьшие в сравнении с другими участниками. В результате действия ТС и ЕЭП Казахстан стал больше импортировать готовую продукцию из России и Беларуси, а также больше экспортировать в эти страны сырье. Ущемляя свои национальные интересы, экономика Казахстана испытывает торговое давление партнеров по интеграции. Наблюдается резкое снижение покупательской способности у местного населения, раскручивание инфляционных факторов. Экономический стресс в Казахстане, вызванный интеграционными процессами в рамках ТС и ЕЭП, вызывает обоснованные нарекания населения, поэтому предложения по ускорению интеграции не встречают должной поддержки со стороны Астаны. Думаю, что данное «послание» должно быть правильно воспринято: от интеграции отказываться мы не собираемся, но и мчаться в нее сломя голову не имеет смысла.

В-третьих, необходимо сформировать прочный интеграционный «костяк» по формуле «ЕЭП + Украина», временно приостановить процессы вступления других государств. В рамках этой «четверки» следует выработать «Пакт о макроэкономической дисциплине ЕЭП» наподобие того, что существует в ЕС.

В целом, на сегодняшний день нам принципиально нужно хотя бы в узком кругу научиться совместно координировать макроэкономическую политику по основным параметрам. Это – один из уроков «греческого дефолта». Сначала должны договориться между собой лидеры – Казахстан, Россия, Украина и Беларусь, поскольку это относительно соразмерные экономики. Претенденты на присоединение к процессу Евразийской интеграции должны рассчитывать максимум на членство в Таможенном союзе. В противном случае группировка серьезно разбалансируется, что чревато появлением «фракций» …

Али Абасов (Азербайджан), профессор, заведующий отделом Института философии, социологии и права Национальной Академии наук: новая повестка для внешней стратегии России формально была уже заявлена В.Путиным в его предвыборной программе – формирование евразийского пространства, в которое могли бы войти вначале постсоветские республики, а затем и страны, географически входящие в это пространство.

Временно игнорируя всю сложность поставленной задачи, на подступах к ее решению России необходимо трансформировать свой имидж – стать реально привлекательной страной для других государств (в первую очередь – предположительных кандидатов на участие в евразийском проекте) и решить наиболее острые внутриполитические проблемы, центрируемые вокруг дефицита демократии, сформированного тупиковой политикой последних лет – «суверенной демократией». Тупиковой – постольку, поскольку она стала препятствием на пути дальнейшего экономического развития страны и провальной в сфере политической, достаточно быстро сформировав новую оппозицию, проявившую свою растущую силу.

С точки же зрения внешней стратегии, для самой большой страны мира – государства, претендующего в перспективе на роль одного из мировых лидеров, ориентация на «один центр силы» является стратегической ошибкой. Таких центров в многополярном мире множество, они создаются и распадаются в быстроменяющемся глобальном политическом пространстве. Например, на наших глазах произошел рост влияния таких международных организаций, как БРИК и ШОС, потенциал развития которых еще совсем недавно оценивался весьма пессимистично. В итоге, внешняя стратегия России в предстоящей перспективе должна и будет строиться с учетом характера отношений с США, Китаем, Евросоюзом и, возможно, Индией. Соответственно новые (или старые) отношения со странами СНГ должны и будут определяться масштабами «вторжения» последних в постсоветское пространство.

Говоря о новых механизмах политики России, коснусь лишь одного из многообразных инновационных механизмов, который, тем не менее, способен принести значительные дивиденды. Одним из важнейших компонентов имиджа России является характер ее отношений со странами СНГ (да и вообще со всеми теми странами, которые ранее прибывали в жесткой увязке с СССР). Россия может не на словах, а на деле предложить реальный, устраивающий все стороны механизм завершения многочисленных конфликтов на постсоветском пространстве. Ближайшим шагом на этом пути мог бы стать диалог России с Грузией. В конце концов, любой интеграционный проект (а евразийский интеграционный проект является наиболее масштабным) обречен на провал без решения «замороженных» конфликтов.

Отвечая на вопрос о том какая сфера должна быть базовой для того, чтобы были достигнуты существенные прорывы в других сферах сотрудничества и взаимодействия, отмечу, что до сих пор, к сожалению, базовой являлась энергетическая сфера (скорее даже ее нефтегазовый сегмент). На самом же деле, базовыми должны быть предлагаемые собственному обществу и миру ценности, привлекательные, или хотя бы лишающие противников аргументов критики (как скажем «борьба за демократию во всем мире», ведущаяся США).

Какие комплексы мер должны быть осуществлены в тех или иных странах и регионах, по тем или иным направлениям внешней стратегии, где интересы России должны быть наиболее долгосрочны и наиболее четко выражены? Будут, несомненно, разнообразные ответы на этот сложный вопрос. Мне, в силу объективных причин, в первую очередь следует остановиться на азербайджано-российских отношениях.

Схожесть многих сфер жизни наших двух стран в последние 10-15 лет порой анекдотична. Иногда трудно определить кто кого имитирует, при всем при том, что существуют значительные противоречия и зоны столкновения интересов. Как раз такая ситуация создает хорошие перспективы для выстраивания новых отношений России со странами СНГ, которые можно использовать в будущем. Россия и Азербайджан могут совместно продвигаться от «суверенной» в сторону подлинной демократии, обуздать масштабную коррупцию, преодолеть издержки «нефтяной» политики, выстраивать общую политику в отношении США и Евросоюза… На этом пути, с учетом особых отношений двух государств с Турцией, можно сформулировать повестку будущей евразийской политики, заинтересованность в которой еще до Москвы провозгласила Анкара.

При этом необходимо понимать, что практически все представители экспертного сообщества постсоветского пространства (за редким исключением) кровно заинтересованы в демократическом развитии России – непременном условии ее будущего процветания и могущества. Так или иначе, все страны СНГ ощущают на себе влияние этого государства, понимают, что политический климат России, пусть и не сразу, но мощно влияет на их страны. Отсюда – и сегодняшняя критика, и перспективная надежда…

Мурат Джумаев (Туркменистан), независимый эксперт: Россия – это одна из немногочисленных в мире стран, которая обладает полной суверенностью во всем смысле этого термина, что позволяет ей проводить независимую внешнюю политику. Тем не менее, опасения по поводу лишения России права голоса при решении глобальных проблем и тревоги насчет ослабления ее геополитического статуса вовсе не беспочвенны, хотя и преувеличены.

Поэтому РФ должна быть готовой противостоять внешним вызовам и угрозам, защищать свои национальные интересы. На мировой политической арене должна существовать сильная Россия в качестве справедливого союзника, в противовес гегемонии и абсолютной монополии Запада. РФ следует строить партнерские отношения с теми странами, которые желают развиваться вместе с Россией.

Фундамент для этого уже существует – интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Прогресс в этой сфере очевиден: от стадии устойчивой фрагментации постсоветского пространства был осуществлен переход к процессу интеграции – создания Таможенного союза и формирования Единого экономического пространства, в целом реорганизации ЕврАзЭС.

Тем не менее, на данном этапе России крайне необходимо добиться более лояльных, дружеских и добрососедских отношений, сохранить хозяйственные связи с теми государствами, которые еще не поддерживают вышеупомянутые инициативы. Не исключено, что стоит рассмотреть возможность интеграции в рамках ЕврАзЭС и с теми странами, которые не являются членами СНГ, например, такими как Турция. В целом, дальнейшее совершенствование проекта ЕврАзЭС не только упрочит позиции и укрепит геополитический статус РФ, но и значительно поспособствует увеличению числа союзников.

Также на повестке дня внешней политики России должен стоять вопрос русского языка и культуры. Необходимо поддержать русский язык как фактор межнационального общения на пространстве СНГ.

Владимир Парамонов: мне лишь остается подвести итоги данной части дискуссии, выделив как главные, так и спорные моменты.

Первое. Особо приятно отметить совпадения в прозвучавших экспертных оценках по поводу принципиальной важности для России постсоветского направления внешней политики. Забыть об этом направлении – это все равно, что забыть о главном.

Второе. Соглашаясь с оценками Ольги Гараниной по поводу возросшей финансовой активности Китая в Центральной Азии, одновременно вношу уточнение о том, что КНР – это по большому счету вовсе не инвестор, а лишь кредитор многих постсоветских экономик, включая центральноазиатских.

Второе.  Поддержу рекомендацию Геннадия Чуфрина о необходимости придания начатому интеграционному процессу необратимого характера, для чего срочно следует выработать согласованный комплекс мероприятий со своими партнерами, предусмотрев при этом и совершенствование взаимной договорно-правовой базы, и стимулирование не только государственных, но и частных инвестиций, укрепление, а по существу создание, независимых юридических органов для объективного решения возникающих хозяйственных конфликтов в рамках ТС и ЕЭП.

Третье. Отмечу свой высокий интерес к оценкам и предложениям Руслана Жангазы и сделаю акцент на том, что в России должны крайне внимательно прислушиваться к позиции казахстанских экспертов. Тем более, что я скорее в целом солидарен с прозвучавшим крайне важным тезисом: «перспективы Евразийской интеграции без Украины представляются туманными».

Четвертое. Соглашусь с Али Абасовым, справедливо отметившим, что «одним из важнейших компонентов имиджа России является характер ее отношений со странами СНГ», а также, что «любой интеграционный проект (а евразийский интеграционный проект является наиболее масштабным) обречен на провал без решения «замороженных» конфликтов», в частности с Грузией. Тем не менее, мне представляется, что другой тезис уважаемого мною коллеги о том, что «новые (или старые) отношения со странами СНГ должны и будут определяться масштабами «вторжения»» внешних сил в постсоветское пространство может быть оспорен. Мне представляется, что как раз таки наоборот, России следует выстраивать такую политику в отношении стран СНГ, которая позволит меньше «оглядываться» на интересы и позиции на постсоветском пространстве других центров силы.

Пятое. Особо выделю тезис Мурата Джумаева, по сути указывающего на высокие ожидания того, чтобы Россия стала сильным и справедливым союзником всего постсоветского пространства. Схожий тезис, кстати, уже был озвучен в первой части дискуссии российским экспертом Александром Собяниным.

В целом, прозвучавшие мнения, как представляется, однозначно указывают на то, что экономическая и гуманитарная ре-интеграция постсоветского пространства – это две тесно взаимосвязанные стратегические задачи на повестке дня внешней и внутренней политики России, и решение одной из них невозможно без решения другой.

Виртуальный экспертный форум «Советы Владимиру Путину». Часть 3.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке Информационно-аналитического центра МГУ (Россия) и ИА "Регнум" (Россия).

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ