ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Российское присутствие в нефтегазовой отрасли Кыргызстана: основные проблемы и стратегические задачи Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭНЕРГЕТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский   
23.09.2010 09:00

Российское присутствие в нефтегазовой отрасли Кыргызской Республики (КР) представлялось двусмысленным и неоднозначным еще при режиме бывшего президента КР К.Бакиева (2005-2010 годы). После же очередной «революционной» смены власти в Кыргызстане весной 2010 года и стремительного вхождения данной центральноазиатской республики в очередной виток нестабильности двусмысленности и неоднозначности в характере российского присутствия в нефтегазовой отрасли  КР только прибавилось.

С одной стороны, тот же «Газпром» до весны 2010 года был как никогда близок к установлению практически полного и монопольного контроля над ключевыми национальными компаниями и основными сегментами в данной сфере экономики Кыргызстана, а также местным рынком нефтепродуктов. Все это позволяло считать позиции РФ в нефтегазовой отрасли КР устойчивыми и доминирующими.

С другой стороны, масштабы собственно проектной и финансовой, в том числе инвестиционной активности России и российского бизнеса были и остаются крайне незначительными, а перспективы освоения тех же углеводородных месторождений на территории КР, а также  в целом закрепления в нефтегазовой отрасли страны – крайне туманными (особенно после событий смены власти в республике весной 2010 года).

Во-первых, объемы российских капиталовложений в нефтегазовую отрасль Кыргызстана оцениваются в диапазоне всего лишь от 111 до 130 млн. долларов, где подавляющая часть данных финансовых средств – это выкупленные активы нефтетрейдерских компаний, а вовсе не инвестиции.

Во-вторых, российские нефтегазовые компании (тот же «Газпром») и ранее не спешили осваивать кыргызские нефтегазовые месторождения по причине их малорентабельности, а теперь и вовсе могут отказаться от их разработки по причине нестабильности в КР. Указанные месторождения, открытые в советское время, еще тогда были признаны не перспективными и остаются таковыми сегодня. Во всяком случае, даже в докризисный период 2003-2008 годов при высоких мировых ценах на углеводороды и крайне благоприятном финансовом состоянии «Газпрома», намерения российского газового монополиста по разработке углеводородных ресурсов в Кыргызстане не продвинулись дальше составления программ геологоразведочных работ и декларативных заявлений. В условиях же мирового кризиса, осложнения финансового положения концерна и тем более дестабилизации Кыргызстана, вероятность российских инвестиций в освоение кыргызских углеводородов представляется все менее вероятной.

В-третьих, главный интерес для «Газпрома» в Кыргызстане до весны 2010 года представляли  газотранспортные мощности и прочая нефтегазовая инфраструктура (газохранилища), а вовсе не добыча газа или нефти. На эту мысль наводит то обстоятельство, что руководство российского концерна в ходе переговоров с кыргызской стороной с самого начала увязывало предоставление инвестиций в геологоразведку предполагаемых участков в республике с передачей правительством КР государственной доли в «Кыргызнефтегазе» и «Кыргызгазе» в собственность «Газпрому». В настоящее же время и этот интерес похоже во многом утрачен, так как в Москве прекрасно понимают, что в условиях роста нестабильности и безвластия в Кыргызстане любые российские инвестиции и активы могут быть моментально обесценены.

Тем не менее, в более широком политико-экономическом и стратегическом контекстах все эти проблемы и сложности должны быть вторичны в системе общих приоритетов России в Кыргызстане. Как представляется, наибольший интерес для РФ в КР по-прежнему должны  иметь два вопроса: стабилизации республики и контроля над ее гидроэнергетической отраслью. Стабилизация Кыргызстана – это непреложное условие усиления интеграционных процессов на постсоветском пространстве и в целом укрепления исторически положительной роли России в Евразии. В свою очередь, гидроэнергетика – это, по сути, единственный источник выработки электроэнергии в республике. Поэтому, тот, кто будет контролировать энергетику, будет контролировать всю кыргызскую экономику и, соответственно, иметь значительные рычаги воздействия на ситуацию в Кыргызстане. В этой связи именно нефтегазовый вектор может стать для России одним из главных инструментов по закреплению в гидроэнергетической отрасли Кыргызстана и в целом стабилизации экономики этой маленькой республики. Вопрос лишь в том, как и насколько глубоко российские долгосрочные интересы понимаются в самой Москве?

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ