ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Российско-туркменское энергетическое взаимодействие. Часть 2. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭНЕРГЕТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский   
16.08.2010 09:00

Очевидно и то, что несмотря на достаточную противоречивость отношений между Россией и Туркменистаном в энергетической сфере, а конкретно – в нефтегазовой отрасли, для которых характерны систематические осложнения и постоянные возникающие трудности, Туркменистан был и пока остается для России практически безальтернативным и стратегически важным поставщиком газа. Обладая значительными запасами «голубого топлива», Туркменистан является единственной страной на постсоветском пространстве, которая может экспортировать большую часть (почти 3/4) добываемого газа. Это обусловлено относительно невысоким внутренним потреблением газа в силу малочисленности населения (около 4,5 млн. человек) и отсутствия в стране крупной промышленности. Однако, российско-туркменское сотрудничество в ТЭК до сих пор так и не привело к существенному прогрессу в двусторонних отношениях, укреплению позиций и росту масштабов проектно-инвестиционной активности России и российских компаний.

Во-первых, двустороннее энергетическое/нефтегазовое сотрудничество затрагивает в основном лишь торговую сферу – касается вопросов закупки и транспортировки туркменского газа в Россию/российском направлении.

Во-вторых, на фоне очень активно развивающегося сотрудничества Туркменистана с зарубежными странами и компаниями, сами российско-туркменские связи в энергетической/нефтегазовой отрасли находятся в стадии глубокого кризиса. Очередные сложности возникли в 2009 году, когда во время мартовского визита президента Туркменистана в Москву российско-туркменские переговоры по строительству газопровода «Восток – Запад» завершились безрезультатно, а чуть позже Ашгабат объявил о проведении международного тендера по данному проекту. Затем, после инцидента на газопроводе САЦ в апреле 2009 года со стороны туркменского руководства в адрес России даже звучали прямые обвинения. И хотя в ходе визита президента России Д.Медведева в г.Ашгабат в декабре 2009 года удалось в целом снизить накал возникших противоречий и договориться о продолжении сотрудничества в нефтегазовой сфере, в первую очередь по возобновлению поставок туркменского газа в российском направлении, тем не менее, тенденции, свидетельствующие о наличии проблем, сохраняются.

В-третьих, так или иначе, но Туркменистан все менее склонен рассматривать Россию в качестве приоритетного внешнего партнера в энергетической/нефтегазовой отрасли. Кроме того, предприняв после аварии на САЦ ряд демаршей, Туркменистан, скорее всего, также преследовал целью продемонстрировать и окрепшую политическую волю в плане кардинального снижения зависимости от России и, тем самым, еще более усилить внешнюю конкуренцию вокруг своих углеводородных ресурсов и маршрутов их транспортировки. В результате, если еще в 2007 году «Газпром» предполагал до 2010 года вложить в газовые проекты в Туркменистане около 2 млрд. долларов, то в настоящее время становится все более очевидной крайне малая вероятность столь крупных инвестиций из России.

В итоге, меньше гарантий того, что РФ удастся сохранить свои позиции в туркменском ТЭК в будущем. Введенный в конце 2009 года в строй новый магистральный газопровод «Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай» окончательно разрушил монополию России на экспортные поставки туркменского газа на внешние рынки.

Все вышеизложенное означает, что поставки/транзит туркменского газа в Россию/российском направлении – единственное связующее звено в российско-туркменском энергетическом взаимодействии. Исчезновение данного звена будет означать фактически полное разрушение структурно-технологической взаимозависимости российского и туркменского ТЭК и фактическое выпадение туркменского газа из топливно-энергетического баланса постсоветского пространства.

В период обострения мирового кризиса, глобальной экономической рецессии и снижения потребности в углеводородах, Россия пока может обойтись без поставок туркменского «голубого топлива». Однако в дальнейшем, по мере преодоления кризиса, все может измениться: потребность в газе как российской, так и глобальной экономики кардинально возрастет. В этом случае, туркменский газ уже будет играть важную роль в поддержании энергетической безопасности России и всего постсоветского пространства. Учитывая же тот факт, что основные российские газовые месторождения уже демонстрируют признаки истощения, Россия вряд ли сможет в будущем, в период интенсивного экономического роста удовлетворять внутренние потребности в газе и одновременно поддерживать высокие объемы экспорта без привлечения туркменского газа.

В целом, мировой экономический кризис, ухудшение финансового состояния российских энергетических компаний (того же «Газпрома»), периодические осложнения российско-туркменских отношений, активные действия Туркменистана по диверсификации внешних связей и практическое отсутствие структурно-технологической взаимозависимости российского и туркменского ТЭК, за исключением газотранспортной системы – все это предопределяет хрупкость двусторонних отношений и российских позиций в энергетической сфере/нефтегазовой отрасли Туркменистана.

Вышеуказанная ситуация сложилась в основном из-за крайне уродливого формата российско-туркменского энергетического сотрудничества, которое ограничивается, по сути, лишь газовой торговлей. Делая основной акцент лишь на обеспечение гарантий поставок туркменского газа в российском направлении, РФ вряд ли сможет сохранить и тем более усилить свои позиции в туркменской энергетической/нефтегазовой отрасли. В частности, успехи российских компаний в плане разработки углеводородных месторождений Туркменистана и переработки нефтегазового сырья сегодня выглядят уж слишком проигрышными в сравнении с успехами целого ряда других иностранных компаний, например, той же китайской КННК.

Как представляется, одним из наиболее эффективных, хотя и затратных путей по сохранению и укреплению позиций РФ мог бы стать повышенный акцент на глубокую переработку туркменских углеводородов и, в частности, создание на территории Туркменистана сети производства продуктов нефтехимии и газохимии. Именно это, могло бы кардинально усилить позиции России в туркменской энергетической/нефтегазовой отрасли и обеспечить российским компаниям более широкий доступ к освоению туркменских месторождений. Однако сегодня крайне мало надежд на то, что российские нефтегазовые компании будут заниматься вопросами глубокой переработки газа и нефти в Туркменистане. В первую очередь, это связано с крайне недальновидной экономической политикой России в целом, преобладанием коммерческих и узко-корпоративных интересов над государственными, ориентацией РФ преимущественно на экспорт сырьевых (главным образом, энергетических) ресурсов на внешние рынки. Этой же цели подчинен и современный формат энергетического/нефтегазового сотрудничества России с Туркменистаном. В итоге, все это позволяет предположить, что позиции России в энергетической/нефтегазовой отрасли Туркменистана в кратко- и среднесрочной перспективе останутся крайне хрупкими, а в долгосрочной перспективе – существенно ослабнут.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ