ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Российско-казахстанское энергетическое взаимодействие. Часть 2. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭНЕРГЕТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский   
02.09.2010 09:00

На современном этапе российско-казахстанское энергетическое взаимодействие затрагивает все ключевые отрасли казахстанского ТЭК: нефтегазовую, угольную, атомную и электроэнергетическую. Именно в данных отраслях сосредоточены основные российские капиталовложения (инвестиции, активы и кредиты). По состоянию на начало 2010 года, общий объем российских финансовых ресурсов ориентировочно мог составлять 8,3-8,5 млрд. долларов, а в ближайшие годы (причем согласно обещаниям, в основном сделанным до начала мирового финансового кризиса), может возрасти еще на 9-10 млрд. долларов.

Тем не менее, очевидно и то, что российско-казахстанское энергетическое взаимодействие сосредоточено преимущественно в нефтегазовой отрасли РК, где российские позиции не выглядят устойчивыми на фоне позиций других ведущих внешних игроков – зарубежных стран и компаний. И хотя за рамками нефтегазовой отрасли (в тех же атомной, угольной и электроэнергетической отраслях) РФ и российский бизнес пока еще не сталкиваются с серьезной внешней конкуренцией, однако и здесь уровень российско-казахстанского взаимодействия пока все еще крайне далек от уровня взаимодействия в советское время. В итоге, несмотря на очевидно высокое внимание со стороны России к ТЭК Казахстана, реальные масштабы российского присутствия здесь представляются все же достаточно скромными.

Во-первых, доля российских финансовых ресурсов даже в нефтегазовой отрасли Казахстана на фоне всех других иностранных вложений не так уж и велика, составляет всего лишь порядка 17-18%. Основной же объем иностранных капиталовложений приходится на США, Нидерланды, Великобританию, Италию и Китай. Более 70% нефтегазовых ресурсов Казахстана находятся под контролем западных и азиатских компаний, которые к тому же на порядок более активно участвуют в разработке именно наиболее крупных (хотя и более сложных в освоении) месторождений, в том числе «Тенгиз» и «Кашаган», где сосредоточено свыше 50% всех разведанных нефтяных запасов Казахстана.

Во-вторых, российское присутствие в других отраслях казахстанского ТЭК (атомной, угольной и электроэнергетической) несущественно. Российско-казахстанское взаимодействие в рамках данных отраслей практически свернулось после распада СССР и лишь во второй половине первого десятилетия наступившего века начало демонстрировать некоторые признаки возрождения. Причем, учитывая современные реалии, нет никаких гарантий, что российско-казахстанское взаимодействие в атомной, угольной и электроэнергетической отраслях получит динамичное и устойчивое развитие. В условиях ярко выраженной экономической дезинтеграции на постсоветском пространстве, общей экономической рецессии в условиях мирового кризиса, сложного финансового положения российских и казахстанских компаний велика вероятность того, что российская проектно-инвестиционная деятельность в ТЭК Казахстана за рамками нефтегазовой отрасли будет иметь спорадический и импульсивный (причем с пропагандистским налетом), а вовсе не системный характер.

В-третьих, российско-казахстанское энергетическое сотрудничество находится под сильным и разрушающим воздействием фактора внешней конкуренции. Пока данная конкуренция наблюдается в основном в нефтегазовой отрасли, однако есть все основания предполагать, что и другие отрасли казахстанского ТЭК скоро станут объектами все более острого соперничества, особенно с учетом высокой экономической активности Китая. Об этом свидетельствует начавшийся в 2007 году процесс проникновения КНР в атомную отрасль РК, а также китайские планы по строительству в Казахстане крупных тепловых электростанций. Все это делает принципиально важным необходимость поиска РФ возможностей по сотрудничеству, нежели соперничеству с КНР. Тем более, что российские компании в целом ряде случаев уже не выдерживают конкуренции с западными и, даже китайскими компаниями по многим технологическим вопросам. Это хорошо видно на примере освоения ряда казахстанских углеводородных месторождений. Как показывает практика, российские компании в целом не ориентируются на проекты повышенной сложности. Например, только этим можно объяснить неучастие России в разработке месторождения «Кашаган» – одного из крупнейших в мире (5-ое место по запасам нефти: 5,4 млрд. тонн, включая 1,9 млрд. тонн извлекаемых запасов), однако чрезвычайно сложного в освоении.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ