ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
К оценке перспектив энергетической политики Евросоюза в Центральной Азии: основные сценарии и рекомендации Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭНЕРГЕТИКА
Автор: А.Строков, В.Парамонов   
26.04.2011 10:00

Перспективы присутствия ЕС и европейских энергетических компаний в топливно-энергетическом сегменте стран Центральной Азии, как представляется,  будут связаны в основном с Казахстаном. Дело в том, что среди стран региона только Казахстан обладает значительным экспортным потенциалом по нефти, что больше всего интересует Европу. Газовые ресурсы Центральной Азии вряд ли будут представлять значительный интерес для Евросоюза. Тем более, что практически весь объем туркменского газового экспорта уже распределен между Россией и Китаем, а также Ираном, а объем газового экспорта Узбекистана и Казахстана относительно невелик.
Но даже если и предположить, что Туркменистан в долгосрочной перспективе все же сможет увеличить в 3 раза объемы добычи газа (что крайне маловероятно), то и в этом случае Ашгабаду будет гораздо выгоднее воспользоваться российским транзитом для поставок «голубого топлива» в Европу. Если несколько лет назад российский «Газпром» спекулировал туркменским газом, то сейчас Россия продает туркменский газ европейским потребителям почти по той же цене, что и получает от Туркменистана, зарабатывая только на транзите. Это, в свою очередь, делает бессмысленным любые замыслы Евросоюза относительно строительства из Центральной Азии любых газопроводов в обход России.

В частности, Евросоюз поддерживают идею прокладки газопровода из Туркменистана по дну Каспия, но представляется очевидным, что этот проект маловероятен без достижения соглашения прикаспийских стран о разделе шельфа и акватории моря (чего пока нет и в среднесрочной перспективе, скорее всего, не предвидется). Кроме того, Евросоюз также продвигает идею транспортировки из Туркменистана через Каспийское море газа в сжатом виде, чтобы хоть таким образом подключить его к газопроводу «Набукко». Однако перевозка сжатого газа требует высокотехнологичных и дорогостоящих терминалов и танкеров, так как в противном случае неизбежны крупномасштабные аварии.

Учитывая все вышеизложенное, можно прогнозировать, что в будущем европейское присутствие в энергетическом сегменте Центральной Азии ограничится преимущественно лишь нефтегазовой отраслью Казахстана и во многом определится наличием/отсутствием «большой нефти» с Каспийского шельфа в целом и удачей/неудачей северо-каспийского проекта в частности.
Если вышеуказанный вопрос решится положительно, то можно ожидать кардинального увеличения масштабов проектно-инвестиционной деятельности европейских компаний в том же Казахстане. Следствием этого станет также усиление конкурентной борьбы  компаний стран ЕС с компаниями США, Китая и России. В противном случае, интерес Евросоюза к Центральной Азии в плане развития энергетического сотрудничества будет невелик и, скорее всего, ограничится нефтегазовой отраслью Казахстана в масштабах примерно соответствующих нынешним.

При этом, нельзя полностью исключить и тот вариант, что «большой нефти» на казахстанском шельфе может просто не оказаться. На данную мысль наводит то, что, например, Китай  не спешит вкладывать средства в освоение казахстанского шельфа, хотя Астана предоставляет китайским компаниям такую возможность. Показательно и то, что британская ВР уже вышла из Каспийского трубопроводного консорциума, а те же российские нефтегазовые компании, пробурив в 2008 году несколько «сухих скважин», в 2009 году заметно охладели в отношении морских проектов в Казахстане.

Помимо нефтегазовой отрасли Казахстана, другим объектом повышенного интереса европейских компаний возможно станет атомная отрасль Казахстана, а в перспективе, возможно, и Узбекистана. Дело в том, что в ряде стран Евросоюза атомная энергетика играет крайне важную роль в энергобалансе страны. Например, во Франции около 50% генерируемой электроэнергии приходится на атомные станции. Между тем, на территории только Казахстана сосредоточено до 20% мировых запасов урановых руд, а сама республика унаследовала от бывшего СССР достаточно развитую атомную отрасль, которая включала добычу урановых руд, а также производство урановых соединений и на их основе топливных таблеток (Ульбинский металлургический комбинат).

В настоящее время Казахстан активно развивает сотрудничество в атомной отрасли с Россией и Китаем, но в конце 2010 года интерес к данной отрасли стала проявлять и Франция. Так, в октябре 2010 года во время официального визита президента Казахстана Н.Назарбаева во Францию «Казатомпром» подписал с французской компанией «Арева» соглашение о создании совместного предприятия по производству топливных сборок (51% доля принадлежит «Казатомпрому» и 49% - «Арева»). Оператором проекта станет компания «Арева», а запустить производство планируется в 2014 году в г.Усть-Каменогорске (северо-восточная часть Казахстана).

В целом же, с высоты сегодняшнего дня представляется, что по крайней мере в среднесрочной перспективе Центральная Азия останется второстепенным объектом в энергетической и  экономической политике ЕС. Вероятность этого особенно возрастает в условиях последствий мирового кризиса и устойчиво сложной экономической ситуации в Евросоюзе. В этой связи, наиболее  вероятно то, что именно Китай, который динамично развивается и активно проводит политику экономической экспансии в Центральной Азии, «переиграет» Европу и в нефтегазовом и в целом в энергетическом сегменте региона. Тем более, что европейскому капиталу будут нужны центральноазиатские энергоресурсы для своих предприятий, расположенных на территории того же Китая, учитывая то, что наиболее энергоемкие производства из Европы уже вынесены в азиатские страны, в частности в Китай.

Но даже если предположить, что Европа в среднесрочной перспективе все же преодолеет кризис, то главным источником сырьевых и в частности энергетических ресурсов для ЕС станет вовсе не Центральная Азия, а географически более близкие регионы: африканский континент и Ближний  Восток, где к тому же у европейского капитала еще со времен колониальных империй сохранились прочные позиции. В свою очередь, Центральная Азия будет рассматриваться Брюсселем в качестве некоего вспомогательного источника стратегического энергетического сырья, в основном нефти и урановых руд.

* * *
Как представляется, для повышения эффективности энергетического сотрудничества между ЕС и странами ЦА целесообразно диверсифицировать проектно-инвестиционную деятельность европейских компаний, особенно в нефтегазовой отрасли. Наряду с добычными проектами, важным направлением привлечения европейского капитала должна стать глубокая переработка углеводородов с последующей реализацией конечной продукции на европейском и иных рынках. На эти проекты и следует ориентировать европейский бизнес.

Предлагается создать в сеть совместных предприятий (СП), нацеленных на глубокую переработку углеводородного сырья на территории стран Центральной Азии. Причем, наряду с использованием уже существующих производственных мощностей, необходимо рассмотреть вопрос о совместном строительстве новых предприятий вблизи углеводородных месторождений, чтобы избежать высоких затрат на транспортировку. Например, ту же казахстанскую нефть, содержащую высокую долю тяжелых фракций экономически более целесообразно не экспортировать, а перерабатывать на месте с применением крекинг-процессов. В частности, путем крекинг-процессов из мазута эффективнее получать высокооктановый бензин, авиационный керосин, другие виды топлива.

Одновременно с этим, энергетическое сотрудничество между Европейским Союзом и Центральной Азией следует ориентировать и на глубокую переработку газа путем создания сети газохимических производств на территории стран Центральной Азии вблизи газовых месторождений. При этом необходимо всемерно поощрять европейских инвесторов осуществлять глубокую переработку углеводородов именно на территории ЦА (снижение налогов, арендных платежей, отсрочки по тем или иным видам налоговых выплат и т.п.).

Помимо вышеизложенного, стратегическим направлением может стать европейско-центральноазиатское сотрудничество в атомной отрасли, учитывая огромные запасы уранового сырья в Центральной Азии и хорошо развитую атомную энергетику Евросоюза, а также острые потребности ряда крупных стран ЕС в данном сырье. Также заслуживает внимания и изучения идея строительства на территории Центральной Азии силами европейских и российских компаний в рамках международного консорциума мощной атомной электростанции, которая функционировала бы на казахстанском и узбекском уране. Институциональная и юридическая основа для организации такого многостороннего межгосударственного проекта уже есть, а запасов урановых руд в Казахстане и Узбекистане более чем достаточно. Реализация данного проекта могла бы покрыть дефицит электроэнергии в самой ЦА, а также ряде регионов РФ и  Восточной Европы. Все это дало бы большой экономический эффект для всех участников проекта, в частности, частично решило бы вопрос электроснабжения ряда восточно-европейских стран Евросоюза.

Помимо этого, вовлечение огромных запасов центральноазиатского «ядерного топлива» в энергетический баланс региона помогло бы в решении болезненного для ЦА «водно-энергетического» вопроса. Как представляется, если АЭС покроет дефицит электроэнергии в Кыргызстане и Таджикистане в зимний период, то для этих стран отпадет надобность в строительстве дополнительных гидроэлектростанций, а также и в импорте значительных количеств узбекского газа. Решение «водно-энергетического» вопроса с активным участием европейского капитала, в свою очередь, будет означать кардинальное усиление экономических и политических позиций Европы в центральноазиатском регионе. Как представляется, реальное содействие Евросоюза разблокированию данного, жизненно важного для ЦА вопроса в гораздо большей степени продвинет интересы Европы в Центральной Азии, нежели абстрактные и бесполезные нравоучения Брюсселя о «демократизации» и «правах человека».   

В итоге, как представляется, большая ориентация европейской политики  на цели комплексного, в том числе инновационно-промышленного освоения энергоресурсов Центральной Азии будет отвечать не только задаче повышения энергетической и экономической безопасности стран ЦА, но также и реальному, а не декларативному усилению экономических/политических позиций ЕС в регионе, выработке новых схем и механизмов сотрудничества Европы с Россией, а, следовательно, будет «работать» на стабилизацию Евразии.

Примечание: данная статья является одной из первых и пробных в общем цикле статей об энергетических интересах и политике Евросоюза в Центральной Азии. В последующих публикациях авторы намерены более детально и подробно остановиться на проектно-инвестиционной активности ЕС и европейских компаний в ТЭК стран региона, а также перспективах и рисках европейско-центральноазиатского энергетического взаимодействия.

Источник: Время Востока, www.easttime.ru

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ