ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Энергетический клуб ШОС: фантом, способный обеспечить экономический прорыв Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭНЕРГЕТИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков   
01.08.2010 09:00

Идея создания Энергетического клуба (ЭК) ШОС официально была озвучена в 2006 году в то время президентом России В.В.Путиным на саммите ШОС в г.Шанхае, а на экспертно-аналитическом уровне получила обсуждение в рамках серии мероприятий, в том числе круглого стола «Перспективы формирования Энергетического клуба ШОС» (г.Ташкент, февраль 2007 года), организованного Центром политических исследований (Узбекистан) при поддержке Секретариата ШОС.

Министерство промышленности и энергетики России даже подготовило проект положения об Энергоклубе, согласно которому данная структура на первом этапе должна стать неправительственным совещательным органом, а ее основной задачей предполагается «создание информационной и дискуссионной площадки для всестороннего обсуждения энергетических стратегий государств-членов ШОС и выработки предложений по повышению энергетической безопасности».

Можно как соглашаться, так и не соглашаться с подобной «узко энергетической» и «чисто консультативной» версией идеи создания ЭК – сегодня это не столь принципиально. Наиболее же принципиальным остается то, что вопрос формирования Энергоклуба в последние годы по непонятным причинам отошел (если не был «задвинут») на задний план, в то время как создание подобной структуры (пусть даже и в предлагаемом Россией варианте) могло бы стать достаточно важным шагом в укреплении Шанхайской организации.

Самое главное – в рамках Энергоклуба ШОС представляется целесообразным поиск локомотивных проектов. Помимо локомотивных транспортных проектов, фокусирующихся на кардинальном изменении схем поставок энергоресурсов в масштабах Центральной Евразии – ШОС, на начальном этапе в качестве ключевых направлений сотрудничества также предлагается рассматривать следующие:

- энергетическое машиностроение;

- глубокая переработка углеводородного сырья;

- атомная энергетика;

- гидроэнергетика.

 

Энергетическое машиностроение
(машиностроительная отрасль ТЭК)

Как представляется, отрасль энергетического машиностроения могла бы стать одним из перспективных направлений для стимулирования экономического сотрудничества в ШОС. Отрасль энергетического машиностроения предложена прежде всего потому что именно с Китаем Россия и другие страны бывшего СССР имеют достаточно большой опыт по сотрудничеству в плане производства энергетического оборудования. Этот опыт еще не забыт и может быть использован. Кроме того, энергетическое машиностроение непосредственно связано со многими смежными, в том числе и наукоемкими отраслями экономики: металлургией, металлообработкой, химической, электротехнической и электронной отраслями, приборостроением и т.п.

Немаловажное значение здесь имеет и тот факт, что отрасли энергетического машиностроения постсоветских стран, прежде всего России, и Китая способны дополнять друг друга в плане эффективного использования взаимных преимуществ и компенсации недостатков. Так, например, российская отрасль энергетического машиностроения по определенным позициям (например, оборудование для атомной энергетики) пока сохраняет технологические преимущества. В то же время по целому ряду позиций китайская отрасль энергетического машиностроения, освоившая современные западные технологии, имеет преимущества, однако при необходимости может быть адаптирована под стандарты стран СНГ.

Более того, взаимный обмен передовыми технологиями и научно-техническими достижениями (причем не на коммерческой, а на политической основе) способен обеспечить системный прорыв в развитии не только отрасли энергетического машиностроения и ТЭК в целом, но и дать импульс к постепенному развитию кооперации и в других отраслях экономики стран-членов ШОС.

 

Глубокая переработка углеводородного сырья

Приоритетность данного направления обусловлена необходимостью развития химической отрасли, нефтегазовых отраслей ТЭК (как поставщиков сырья для химической отрасли) и многих других отраслей экономики, являющихся потребителями продукции химической отрасли.

Предлагается создать в рамках ШОС сеть совместных предприятий (СП), нацеленных на глубокую переработку углеводородного сырья на территории не только Китая, но и России, а также стран Центральной Азии (ЦА) с последующей реализацией готовой продукции на внешних рынках. Причем, наряду с использованием уже существующих производственных мощностей, предлагается рассмотреть вопрос о совместном строительстве новых предприятий вблизи углеводородных месторождений, чтобы избежать высоких затрат на транспортировку. Например, ту же центральноазиатскую (казахстанскую) нефть, содержащую высокую долю тяжелых фракций экономически более целесообразно не экспортировать, а перерабатывать на месте с применением крекинг-процессов. В частности, путем крекинг-процессов из мазута эффективнее получать высокооктановый бензин, авиационный керосин, другие виды топлива.

Одновременно с этим, энергетическое сотрудничество в ШОС следует ориентировать и на глубокую переработку газа путем создания сети газохимических производств на территории России, Китая и стран Центральной Азии вблизи газовых месторождений.

При этом необходимо всемерно поощрять китайских инвесторов осуществлять глубокую переработку углеводородов на территории России и стран ЦА (снижение налогов, арендных платежей, отсрочки по тем или иным видам налоговых выплат и т.п.). Кроме того России и странам центральноазиатского региона целесообразно увязывать вопросы поставок в Китай нефтегазового сырья с объемами поставок в Китай и продуктов глубокой переработки углеводородов с совместных российско-китайских предприятий, расположенных на территории России и ЦА.

Более того, той же России крайне важно вообще увязывать вопросы сотрудничества с Китаем в нефтегазовых отраслях с продвижением иных экономических проектов, а также с вопросами взаимовыгодного сотрудничества в политической и военной сферах. Как представляется, именно такая логика может обеспечить взаимовыгодный обмен новейшими технологиями, интеллектуальной собственностью и другими ресурсами между Россией и Китаем. Например, в обмен на те или иные российские военные технологии, Китай мог бы передать России ряд новейших технологий в сфере глубокой переработки углеводородов и получения синтетических материалов.

Развитие экономического сотрудничества в сфере глубокой переработки углеводородов могло бы дать мощный импульс масштабному освоению ресурсов внутриконтинентального пространства Евразии и стимулировать реальную экономическую интеграцию в рамках ЕврАзЭС и ШОС. Представляется, что кооперация в сфере глубокой переработки углеводородов станет взаимовыгодной и будет положительно воспринята и поддержана в тех же странах ЦА, где уделяется повышенное внимание вопросам кардинального повышения экономической эффективности деятельности отраслей ТЭК.
Для России и стран Центральной Азии данная сфера сотрудничества будет означать подъем химической и целого ряда других отраслей промышленности, в целом преодоление экспортно-сырьевой ориентации экономик, а также развитие внутреннего рынка и создание новых рабочих мест, проникновение на китайский рынок. Для Китая – это широкое проникновение на рынок всего постсоветского пространства, укрепление и развитие ШОС, становление его как экономического блока.

 

Атомная энергетика

Данное направление касается преимущественно российско-китайского формата взаимодействия, однако, способно стимулировать и налаживание многосторонней кооперации в рамках ШОС, в первую очередь в высокотехнологичных отраслях.

Атомные технологии – это потенциально наиболее эффективная сфера взаимовыгодного российско-китайского сотрудничества в отраслях ТЭК, так как именно здесь преимущества России и Китая друг перед другом выражены наиболее ярко. Специфика научно-технического развития Китая вообще и атомных технологий в частности состоит в том, что Китай в приоритетном порядке развивал не столько фундаментальные научные заделы, сколько передовые инновационные производства, опираясь на новейшие научно-технические достижения других стран. В плане создания таких производств Китай уже опережает Россию.

В то же время в плане фундаментальных заделов Китай пока заметно отстает от России. Китай по-прежнему вынужден импортировать ряд товаров и изделий, производимых на основе ядерных технологий. В свою очередь, Россия обладает значительными научными и технологическими заделами, однако реализовать их самостоятельно практически не может вследствие слабой развитости инновационно-производственной инфраструктуры, равно как и прикладных разработок.

В этой связи логично предположить, что двусторонняя кооперация в атомной энергетике, если будет стимулироваться на политическом уровне может обеспечить системный технологический прорыв и России и Китая. Под стимулированием российско-китайской кооперации подразумевается создание эффективных межгосударственных механизмов привлечения российских и китайских ресурсов в развитие совместных НИОКР на базе российских фундаментальных заделов и китайской производственно-инновационной инфраструктуры.

В первую очередь, здесь необходимо более активно использовать возможности Государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий», в состав которой входят всемирно известные Курчатовский институт, московский и санкт-петербургский физико-технические университеты, которые являются законодателями в фундаментальных разработках для атомной промышленности.
Кроме того, следует обусловить доступ Китая к передовым научным и техническим заделам России с привлечения китайских инвестиций в модернизацию российской инновационно-производственной инфраструктуры, а также в целом участием Китая в других приоритетных для России проектах. При этом важно продумать механизмы защиты российской интеллектуальной собственности.
Возможности для запуска российско-китайской кооперации в атомной энергетики достаточно велики, в том числе и потому, что сегодня Китай реализует программу строительства атомных электростанций. Предполагается, что к 2030 году в Китае будет действовать порядка 30 АЭС, а их доля в выработке электроэнергии составит около 7%. Для этого в Китае уже сформирован целевой «атомный» бюджет в размере 60,3 млрд. долларов.

Кроме того, к российско-китайскому взаимодействию в атомной отрасли могут быть привечены и страны Центральной Азии, учитывая то, что почти все залежи урановых руд СНГ, потенциально рентабельных для промышленного освоения, находятся в Казахстане и Узбекистане. В принципе, процесс российско-казахстанской и китайско-казахстанской  кооперации по производству ядерного топлива уже начался, но желательно включение в данный процесс и Узбекистана.

 

Гидроэнергетика

Данное направление потенциально могло бы способствовать расширению энергетического сотрудничества в рамках ШОС, наращиванию объемов производства экологически чистой электроэнергии. Это позволило бы странам-членам ШОС экономить дорогостоящие невозобновляемые ресурсы и значительно повысить свою энергетическую безопасность, снизить вероятность конфликта энергетических интересов, стимулировать экономический рост в целом.

Наиболее перспективным было бы освоение гидроэнергетических энергоресурсов именно Сибири и Дальнего Востока (а не ЦА) в целях выработки электроэнергии для нужд экономики России (включая указанных регионов), приграничных провинций Китая и, возможно, стран ЦА. Обоснованием целесообразности этого является то, что потребности стран-членов ШОС в дешевой электроэнергии велики, а в перспективе будут расти. Очевидно, что проекты в этом направлении также предусматривают строительство линий электропередач, что будет способствовать объединению пространства ШОС в единую систему электроснабжения.

Только на последующих этапах, кооперация в гидроэнергетической отрасли могла бы интенсифицировать процесс совместного (!) в рамках ШОС освоения гидроэнергетического комплекса самих государств Центральной Азии. Речь идет в первую очередь о более активном освоении гидроэнергетических ресурсов Таджикистана и Кыргызстана. При этом наиболее реальными проектами сегодня могли бы стать строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане (являющиеся долгостроями советского времени). Однако, всему этому должно предшествовать глубокое и многостороннее изучение вопросов возведения крупных гидроэнергетических объектов (оценка рисков и угроз, выработка механизмов компенсации потерь) и, безусловно, тесная увязка этих вопросов с процессом региональной экономической интеграции. С высоты сегодняшнего дня, учитывая современную ситуацию в ЦА и вокруг нее,  представляется, что достижение прорыва в этом направлении возможно только в среднесрочной, а то и долгосрочной перспективе.

 

* * *

В целом, Задача формирования Энергетического клуба ШОС – повышения эффективности сотрудничества в отраслях ТЭК должна решаться только в комплексе с более масштабными задачами в рамках ШОС в сфере межгосударственных отношений вообще (в том числе формирования системы региональной безопасности) и экономического сотрудничества в частности. В противном случае энергетическое взаимодействие в ШОС скорее всего так и останется на малоэффективном уровне, будет подчинено краткосрочным, коммерческим целям и обслуживать преимущественно поставку сырьевых ресурсов в Китай. Ведь пока складывается впечатление, что в основу функционирования ТЭК некоторых стран-членов ШОС заложены принципы рентабельности национальных компаний и получения ими максимальной коммерческой выгоды, а не принципы подчинения деятельности ТЭК интересам обеспечения устойчивого и комплексного развития всех отраслей национальной экономики, и тем более не принципы долгосрочной стабильности всех стран-членов Организации.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ