ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Системообразующие проблемы на пути экономической интеграции России и стран Центральной Азии: «глобализация» против «регионализации». Часть 2. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков   
14.07.2010 09:00


Сегодня РФ и ЦА еще не готовы к экономической интеграции, о чем свидетельствует и фактическое отсутствие общего экономического пространства в рамках ЕврАзЭС. Главной причиной неготовности РФ к полномасштабному взаимодействию с ЦА является проводимая Москвой форма экономической политики, которая, к сожалению, не учитывает традиционных экономических интересов и партнеров, а, по сути, игнорирует специфические геоэкономические условия развития страны. Как следствие, все это ведет к тому, что не задействуется потенциал экономического сотрудничества в СНГ, включая с ЦА.

Вместе с тем, справедливости ради следует отметить, что с избранием в 2000 году президентом РФ В.Путина начался некоторый пересмотр прежней стратегии экономического развития России в сторону региональной интеграции. Благодаря этой политике удалось осуществить ряд точечных действий по формированию принципиально нового геоэкономического поля притяжения России, в котором, помимо прочих государств, оказались также центральноазиатские страны. Речь идет о ЕврАзЭС (участники: РФ, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Белоруссия, позднее – Узбекистан, который однако приостановил свое членство в конце 2008 года; наблюдатели: Армения, Молдавия, Украина), реанимации некоторых межгосударственных многосторонних экономических структур в рамках СНГ, формирование т.н. «газового альянса» (РФ, Казахстан, Туркменистан, Узбекистан) и т.д. К этому следует также добавить попытки руководства РФ создать Единое экономическое пространство (ЕЭП, с участием РФ, Белоруссии, Украины и Казахстана) и последние усилия по развитию Таможенного союза, предпринятые уже во время президентства Д.Медведева.

Все это вместе взятое, вкупе с активизировавшимися двусторонними экономическими контактами, безусловно, несколько замедлило развитие центробежных тенденций на постсоветском пространстве в целом и в системе государств-членов ЕврАзЭС в частности, однако ни в малейшей степени не привело к более значительным прорывам в развитии региональной интеграции, равно как и к заполнению Россией геоэкономического вакуума на постсоветском пространстве, включая в ЦА.

Страны Центральной Азии, в свою очередь, во многом по объективным причинам вынуждены проводить многовекторный внешнеэкономический курс, балансировать между различными внешними силами, не имея четкой ориентации для собственного внешнеэкономического развития. Это связано прежде всего с чрезвычайной слабостью экономик стран ЦА, их несамодостаточностью, жесткой зависимостью от внешних связей. К тому же все это усугубляется экономико-географической изоляцией ЦА и полным отсутствием интеграции внутри самого региона.
В результате, процесс российско-центральноазиатской экономической интеграции идет преимущественно в русле политико-пропагандистской риторики, а в РФ и ЦА все больше растет скептицизм и разочарование в эффективности ЕврАзЭС, что в свою очередь, разрушает надежду данных стран на перспективы совместного комплексного экономического развития. Ярким показателем этого является то, что Узбекистан, вступив в ЕврАзС в 2006 году, уже в конце 2008 года стал демонстрировать желание покинуть данную Организацию, а Туркменистан по-прежнему скептически относится к интеграционным институтам на постсоветском пространстве.

Причем основную ответственность за фактический провал экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС объективно несет Россия, так как, учитывая масштабы экономик, только РФ может и способна стать локомотивом данной интеграции. Однако в России, по-видимому, считают, что экономическая интеграция на постсоветском пространстве должна осуществляться в рамках неолиберальной модели развития под влиянием т.н. рыночных механизмов. Более того, при анализе системы действий РФ с 2000 года складывается впечатление, что Москва, с одной стороны, стремится построить эффективный региональный рынок в СНГ, а с другой – сохранить открытость мировой экономике каждого участвующего государства. То есть совместить два стратегических курса: на глобализацию и на регионализацию.

В итоге, представляется, что неготовность России и стран ЦА к экономической интеграции в значительной степени определяется своеобразным «замкнутым кругом».

  • С одной стороны, в настоящее время Россия и центральноазиатские государства остаются открытыми для мировой экономики, но при этом практически неконкурентоспособны на мировом рынке и не защищенными от вызовов глобализации, поскольку торгуют не технологиями, как таковыми, и даже не продукцией с высокой нормой добавленной стоимости, а сырьем. Ясно, что государства, занимающиеся в основном экспортом своих природных богатств, объективно абстрагируются от идеи и принципов региональной интеграции. Это означает, что пока эти страны в экономическом отношении «стоят на коленях», они не представляют существенного интереса друг для друга, если, конечно, речь не идет о взаимоотношениях стран-экспортеров и стран-потребителей сырьевых ресурсов. В этих условиях сырьевые государства, помимо прочего, являются прямыми конкурентами на профильных рынках.
  • С другой стороны, «встать с колен» и успешно противостоять вызовам глобализации Россия и государства ЦА смогут только при условии создания эффективного регионального блока. Свидетельством этому является то, что за 17 лет постсоветского развития ни одна постсоветская страна (даже в условиях благоприятной конъюнктуры мировых цен на сырьевые ресурсы) не смогла создать конкурентоспособной и сбалансированной экономики, эффективно вписаться в глобальную экономическую систему. Вероятность же этого в условиях мирового финансово-экономического кризиса представляется приближающейся к нулю. Причем весьма показательно то, что процессу российско-центральноазиатской экономической интеграции методично, организованно и целенаправленно ни одна страна мира, да и в целом никакие внешние силы пока не противодействуют. Как представляется, большинство разговоров на темы «внешнего заговора» или «организованного противодействия» России/интеграции на постсоветском пространстве на самом деле в большей степени являются лишь удобным оправданием допущенных стратегических ошибок и просчетов, противоречивости и непоследовательности политических усилий в направлении интеграции. В целом это отражает отсутствие четкой и продуманной концепции интеграции, наводит на мысль, что неуспех данного процесса во многом связан лишь с одной и все той же причиной: принципиальной несовместимостью для России и ЦА (да и других постсоветских стран) на данном этапе двух стратегических курсов – на глобализацию и регионализацию.

В целом, даже простое приближение к затрагиваемой теме (не говоря уже о глубоком анализе экономических и иных тенденций, включая конкретные цифры и факты, что отражено в серии предыдущих публикаций по проблемам взаимодействия РФ и ЦА) показывает, что для защиты от негативных воздействий глобализации России и центральноазиатским странам, следовало бы на время отказаться от масштабной интеграции в мировое хозяйство и договориться о собственном, общем рынке. Этот рынок на начальном этапе должен функционировать достаточно автономно (не путать с изоляцией) от мировой хозяйственной системы. Это идет вразрез с догмами неолиберальной экономической модели, в рамках которой сегодня развивается Россия и ряд стран региона, но именно этот путь на данном этапе видится наиболее эффективным и оптимальным.

Выбор данного пути объективно определен специфическими геоэкономическими условиями РФ и ЦА, значительно отличающимися от условий глобального рынка.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ