ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Экономическое присутствие России и Китая в Центральной Азии Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА
04.08.2010 09:00

Текст доклада В.Парамонова на VIII мировом конгрессе Международного совета по центрально- и восточноевропейским исследованиям, г.Стокгольм (Швеция), 26-31.07.2010. Доклад подготовлен совместно с А.Строковым, а также с использованием отдельных наработок, выполненных вместе с О.Столповским. В.Парамонов, А.Строков и О.Столповский – аналитики по вопросам развития Центральной Азии и ШОС, политики в регионе со стороны России и Китая, www.ceasia.ru.

 

Отношения России и Китая с Центральной Азией имеют богатую историю, в которой политика и экономика тесно переплелись друг с другом. Традиционно центральноазиатское направление было одним из ключевых во внешней политике России и Китая. Это представляется естественным с учетом расположения региона в центре Евразии – на стыке географии и интересов двух данных держав. При этом очень характерно и то, что с точки зрения экономики Центральная Азия никогда не была объектом российско-китайского соперничества. Во многом это связано с тем, что пики экономической активности России и Китая в регионе приходились на различные исторические периоды.

В период расцвета Великого шелкового пути (вплоть до середины II-го тысячелетия нашей эры) государственные образования, расположенные на территории современной Центральной Азии, служили транспортным мостом между Китаем и Европой. Тогда именно Китай был внешним локомотивом экономического развития региона, главным источником научных знаний и передовых технологий. Развитие морских транспортных перевозок в эпоху Великих географических открытий (XVI век нашей эры) вызвало переориентацию мировой торговли с сухопутных маршрутов (основу которых составлял Великий шелковый путь) на морские. Существенная дешевизна морского транспорта привела к фактической экономико-географической изоляции Центральной Азии.

Во второй половине XIX века, когда Центральная Азия вошла в состав Российской империи, экономические связи региона стали замыкаться в основном на Россию. Это способствовало выходу Центральной Азии из экономико-географической изоляции и существенной интенсификации экономических связей. С падением Российской империи (1917 год) начался принципиально новый этап российско-центральноазиатских экономических отношений, так как именно в период существования СССР наблюдался беспрецедентный в истории России и стран Центральной Азии экономический взлет. Вплоть до распада Советского Союза именно Россия являлась локомотивом экономического развития Центральной Азии, оказав решающее влияние на формирование современного экономического облика региона.

Распад СССР в 1991 году привел к фактическому коллапсу экономических связей Российской Федерации (РФ) со странами Центральной Азии (ЦА: Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном), одновременно дав мощный импульс к развитию, а затем – интенсификации экономических отношений государств региона с Китайской Народной Республикой (КНР).
На протяжении 1990-ых годов ельцинская Россия не придавала особого значения развитию экономических отношений с регионом, в то время как Китай и многие другие страны стали постепенно занимать пустующие ниши. Сегодня Россия Путина-Медведева, осознавая важность постсоветского пространства для укрепления своих международных позиций, стала форсировать процесс политического сближения с центральноазиатскими странами. Это, в свою очередь, способствовало значительной активизации экономических отношений РФ с ЦА.

К чему может привести наблюдающееся сегодня, возможно, впервые в истории одновременное усиление экономического присутствия России и Китая в Центральной Азии? Как представляется, для того чтобы найти ответ на этот крайне сложный вопрос наиболее целесообразно рассмотреть торгово-экономические отношения РФ и КНР с государствами ЦА, а также оценить объемы российских и китайских финансовых ресурсов (инвестиций, активов, кредитов, грантов).

 

1. Торгово-экономические отношения
России и Китая со странами Центральной Азии

 

Китайско-центральноазиатский товарооборот имеет более высокую динамику роста, нежели российско-центральноазиатский. Так в течение 1992-2009 годов объемы торговли стран региона с Россией увеличились примерно в 3 - 4,5 раза (с 6,36 млрд. долларов в 1992 году), в то время как с Китаем – в 40 - 47 раз (с 0,422 млрд. долларов в 1992 году).
При этом очень характерно то, что если в 1991 году прямые торговые связи стран ЦА с КНР практически отсутствовали, то с середины первого десятилетия наступившего века их уровень стал примерно сопоставим с уровнем торговых связей с РФ, особенно если принять во внимание значительные объемы т.н. челночной торговли.

Так по итогам 2009 года товарооборот России со странами Центральной Азии составил порядка 21 млрд. долларов (уменьшился на 30%, с 29 млрд. долларов):
- с Казахстаном – 13,9 млрд. долларов (уменьшился на 30% по сравнению с предыдущим годом, с 19,8 млрд. долларов);
- с Кыргызстаном – 1,2 млрд. долларов (уменьшился на 27%, с 1,6 млрд. долларов);
- с Таджикистаном – 0,7 млрд. долларов (уменьшился на 30%, с 1 млрд. долларов);
- с Туркменистаном – 0,8 млрд. долларов (уменьшился более чем в 3 раза, с 2,8 млрд. долларов);
- с Узбекистаном – 4,4 млрд. долларов (увеличился на 16%, с 3,8 млрд. долларов).

В свою очередь товарооборот Китая со странами Центральной Азии составил примерно 17,6 млрд. долларов (уменьшился на 12%, с 20 млрд. долларов):
- с Казахстаном – 13,5 млрд. долларов (уменьшился более чем на 15% по сравнению с предыдущим годом, с 16 млрд. долларов);
- с Кыргызстаном – 0,6 млрд. долларов (уменьшился более чем в 2 раза, с 1,4 млрд. долларов);
- с Таджикистаном – 0,6 млрд. долларов (уменьшился более чем на 17%, с 0,7 млрд. долларов);
- с Туркменистаном – 1 млрд. долларов (увеличился примерно на 60%, с 0,6 млрд. долларов);
- с Узбекистаном –1,9 млрд. долларов (увеличился более чем на 40%, с 1,3 млрд. долларов).

В итоге разрыв в масштабах торгово-экономического присутствия РФ и КНР в ЦА неуклонно сокращается. Рост присутствия Китая не в последнюю очередь связан с ослаблением присутствия России (имевшим место в 1990-х годах) и низкими темпами восстановления Москвой ранее утраченных позиций. Тем не менее, крайне показательно и то, что в условиях мирового экономического кризиса торговые связи между РФ и ЦА пострадали в гораздо меньшей степени. Это, как представляется, свидетельствует о гораздо более высоком уровне экономических (в том числе структурно-технологических) связей, их региональном характере.

 

2. Финансовая активность России и Китая
в Центральной Азии: на примере отраслей ТЭК

 

Россия – Центральная Азия
По состоянию на начало 2010 года, общий объем российских финансовых ресурсов (инвестиций, кредитов, активов, грантов), вложенных в ТЭК центральноазиатских стран предположительно составил около 11 млрд. долларов. Подавляющая часть данных ресурсов (порядка 80%) сосредоточена в Казахстане (примерно от 8,3 до 8,5 млрд. долларов), в меньшей степени – в Узбекистане (около 1,3 млрд. долларов) и Таджикистане (от 815 до 835 млн. долларов), в незначительной степени – в Туркменистане (порядка 110 млн. долларов) и Кыргызстане (от 560 до 590 млн. долларов).

Казахстан
На современном этапе российско-казахстанское энергетическое взаимодействие затрагивает все ключевые отрасли казахстанского ТЭК: нефтегазовую, угольную, атомную и электроэнергетическую. Именно в данных отраслях сосредоточены основные российские капиталовложения (инвестиции, активы и кредиты). По состоянию на начало 2010 года, общий объем российских финансовых ресурсов ориентировочно мог составить 8,3-8,5 млрд. долларов.

Кыргызстан
В настоящее время энергетическое взаимодействие между РФ и КР затрагивает в основном нефтегазовую и гидроэнергетическую отрасли. При этом масштабы российских капиталовложений крайне незначительны. По состоянию на начало 2010 года, их объем ориентировочно составил 560-590 млн. долларов, причем большая часть – 450 млн. долларов в виде кредитов и грантов было направлено в развитие кыргызской гидроэнергетики, которые были использованы руководством КР во главе К.Бакиевым не по назначению.

Таджикистан
Уровень российско-таджикского взаимодействия в ТЭК является достаточно низким, а само взаимодействие представлено несколькими проектами в нефтегазовой и гидроэнергетической отраслях. Соответственно не столь значительны и масштабы российских капиталовложений в ТЭК Таджикистана. По состоянию на начало 2010 года, их объем ориентировочно составлял порядка 815-835 млн. долларов, большая часть которых (около 700 млн.) была вложена в достройку Сангтудинскую ГЭС-1.

Туркменистан
Несмотря на значительные объемы закупаемого в Туркменистане газа (до 2009 года), прямых российских капиталовложений в туркменский ТЭК на настоящее время практически нет, поскольку российские компании пока еще не принимают непосредственного участия в добычных проектах.

Узбекистан
Поскольку Узбекистан располагает крупными месторождениями природного газа, нефтегазовая отрасль РУз является предметом особого интереса России и российского бизнеса. Поэтому нефтегазовое сотрудничество между двумя странами в последнее время развивается по нарастающей. По состоянию на начало 2010 года, общий объем российских прямых капиталовложений в нефтегазовую отрасль республики достиг примерно 1,3 млрд. долларов.

Китай – Центральная Азия
На фоне России, финансовое присутствие Китая в ТЭК стран региона выглядит еще более масштабным. Если в конце 1990-х годов китайские финансовые ресурсы составляли менее 1 млрд. долларов (в виде инвестиций) и были представлены исключительно в нефтегазовой отрасли Казахстана, то за первые 10 лет XXI века их объем увеличился более чем в 20 раз, а сама китайская финансовая активность стала затрагивать, хотя еще и не равномерно, но уже все без исключения страны Центральной Азии.

Казахстан
По состоянию на начало 2010 года, общие объемы финансовых ресурсов, так или иначе вложенных Китаем в казахстанскую экономику, оцениваются не менее чем в 23,6 млрд. долларов, из которых на отрасли ТЭК приходится свыше 95% всех средств.

Кыргызстан
По состоянию на начало 2010 года, общие объемы китайских финансовых ресурсов в кыргызской экономике оцениваются в пределах от 160 до 180 млн. долларов (из которых лишь крайне несущественная часть – около 5% приходятся на отрасли ТЭК). При этом финансовая активность Китая в Кыргызстане нацелена в основном на оказание технической помощи республике и реализацию небольших по масштабам проектов в горнодобывающей и транспортной отраслях, а также в отрасли производства строительных материалов. Проекты же в отраслях ТЭК носят единичный характер и не являются масштабными даже по центральноазиатским меркам.

Таджикистан
Китай является главным кредитором Таджикистана, существенно опередив международные финансовые структуры и другие страны. Решающую роль здесь сыграла уже апробированная тактика предоставления льготных кредитов на различные проекты, имеющие важное экономическое и социальное значение. Данные кредиты, как правило, осваиваются китайскими же компаниями. По состоянию на начало 2010 года, общие объемы китайских финансовых ресурсов в республике оцениваются в размере не менее 732 млн. долларов (где на отрасли ТЭК приходиться около 44%).

Туркменистан
По состоянию на начало 2010 года, общие объемы китайских финансовых ресурсов в туркменской экономике оцениваются более чем в 1,1 млрд. долларов (из которых порядка 42% приходится на нефтегазовую отрасль). Кредиты, как правило, осваиваются самими же китайскими компаниями, равно как и поставки оборудования для реализации указанных проектов осуществляются в основном из самого Китая. Взамен же финансовой поддержки Туркменистан предоставил КНР достаточно широкий доступ в свою нефтегазовую отрасль.

Узбекистан
По состоянию на начало 2010 года, общий объем китайских финансовых ресурсов в Узбекистане оценивается на уровне не менее 640 млн. долларов (из которых до 85% процентов приходится на отрасли ТЭК).

 

Заключение

 

Сравнительный анализ экономического присутствия России и Китая в Центральной Азии свидетельствует о нижеследующем.

Во-первых, структура торговли государств ЦА с РФ и КНР отражает факт ярко выраженной сырьевой ориентации экономик стран региона. Это особенно касается китайско-центральноазиатской торговли, в которой готовая продукция из государств Центральной Азии фактически отсутствует. Более того, динамика изменения структуры российско-центральноазиатской и китайско-центральноазиатской торговли за период 2003-2008 годов – период существенной интенсификации торговли свидетельствует о том, что сырьевая ориентация экономик государств Центральной Азии постепенно усиливается. Доля сырьевых ресурсов в поставках из ЦА не только в КНР, но и даже в РФ неуклонно увеличивается, причем во многом за счет снижения доли поставок готовой продукции.

Как представляется, дальнейшая консервация сырьевой ориентации экономик ряда стран региона будет вести к деградации и отмиранию целого ряда перерабатывающих отраслей промышленности. Это, в свою очередь, будет снижать шансы всех центральноазиатских государств по преодолению фрагментации регионального экономического пространства. Известно, что у государств, занимающихся преимущественно экспортом сырьевых ресурсов, объективно мало стимулов для форсирования интеграционных процессов.

Во-вторых, налицо все более устойчивая тенденция постепенного, но неуклонного усиления экономического присутствия Китая в странах Центральной Азии. Эта тенденция развивается параллельно с другой тенденцией – интенсификации экономических связей между Россией и странами региона. Причем, усиление экономического присутствия КНР в ЦА происходит более высокими темпами, нежели восстановление экономических связей РФ с государствами региона. Особенно это заметно в сферах торговли и финансовой активности.

В-третьих, немаловажным является и то, что усиление экономического присутствия Китая в странах Центральной Азии идет в основном за счет поставок в регион готовой продукции (в особенности, это касается товаров широкого потребления). Китайские производители более конкурентоспособные, чем российские и центральноазиатские – уверенно теснят последних. На этом фоне развитие экономических отношений России со странами региона идет во многом за счет интенсификации торговли сырьевыми ресурсами (в основном, углеводородами). Главным образом это происходит посредством роста объемов их поставок из Центральной Азии (исключением стал 2009 год).

Логично предположить, что в случае выхода на проектную мощность системы нефте- и газопроводов из ЦА в КНР, и, как следствие, ликвидации российской монополии на транзит центральноазиатских энергоресурсов, соотношение масштабов экономического присутствия России и Китая в центральноазиатских государствах с очень высокой долей вероятности кардинально изменится в пользу Китая.

Сценарии
В настоящее время крайне трудно прогнозировать, к чему приведет одновременный рост экономического присутствия России и Китая в центральноазиатском регионе – к сотрудничеству или, напротив, к соперничеству между ними. Хотя в настоящее время наблюдается явное политическое сближение РФ и КНР, вероятность столкновения в дальнейшем интересов России и Китая в Центральной Азии представляется не такой уж и малой. Растущая китайская экономика и начавшаяся восстанавливаться после кризиса российская экономика в перспективе будут еще более остро нуждаться в центральноазиатских ресурсах, в первую очередь, в энергоносителях и цветных металлах, чем особенно богата Центральная Азия.

В этой связи возможен сценарий, что в случае возобладания в России и/или Китае узконациональных интересов какая-либо из этих держав (или обе) будет стремиться вовлечь регион в орбиту своего влияния. В случае же соперничества между РФ и КНР за влияние в ЦА может быть поставлена под угрозу стабильность в регионе. Это, в свою очередь, крайне негативно повлияет на безопасность самих России и Китая.

Не меньшую опасность представляет сценарий, если КНР будет форсировать экономическую интеграцию в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества (единственного на сегодняшний день общего института для России, Китая и стран Центральной Азии, за исключением Туркменистана) при сохранении нынешнего формата экономических связей. Это будет означать дальнейшее экономическое истощение региона и формирование здесь зон социально-экономического кризиса.

Рекомендации
Очевидно, что разумной альтернативой описанным выше сценариям может быть только налаживание механизмов комплексного и взаимовыгодного многостороннего сотрудничества в системе «Россия – Китай – Центральная Азия».

Как представляется, для того, чтобы процесс одновременного усиления экономического присутствия России и Китая в Центральной Азии привел к плодотворному межгосударственному сотрудничеству, необходима активизация и значительное усиление координации деятельности таких организаций, как ЕврАзЭС (Россия, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан) и ШОС (Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан). Это тем более важно так как пока у многих членов ЕврАзЭС и ШОС преобладают краткосрочные интересы.

В принципе, у ШОС есть шансы, чтобы в долгосрочной перспективе превратиться в мощный экономический блок, сопоставимый с Европейским Союзом. Однако, для этого необходимо решить главные проблемы: существенно снизить фрагментацию экономического пространства «Россия – Центральная Азия» и преодолеть сырьевую ориентацию экономик стран региона и России. В этой связи, долгосрочные перспективы ШОС как экономического блока связаны с производственно-инновационной межгосударственной кооперацией в рамках данной организации (по формуле «ЕврАзЭС + ШОС»). Именно это должно стать главной целью в функционировании ЕврАзЭС и ШОС.

Очевидно, что одновременно с формированием экономической основы для сотрудничества между ЕврАзЭС и ШОС необходима активизация усилий и в сфере безопасности, в том числе на порядок большая координация между ШОС, ОДКБ и ЕврАзЭС.

 

* * *

В итоге, для развития взаимовыгодного межгосударственного экономического сотрудничества между Россией, Китаем и странами Центральной Азии нужна консолидированная политическая воля всех вышеуказанных стран в плане максимально эффективного задействования потенциала ШОС для совместной выработки и реализации стратегических инициатив по многостороннему экономическому сотрудничеству в рамках данной организации.

Учитывая большие масштабы китайской экономики и динамичное развитие практически всех отраслей промышленности, главным локомотивом экономического развития в системе «Китай – Россия – Центральная Азия» пока объективно является КНР. Поэтому сегодня во многом именно от Китая зависит, примет ли его совместное присутствие с Россией в Центральной Азии форму сотрудничества или соперничества и, следовательно, превратится ли со временем ШОС в мощную организацию, один из мировых экономических центров силы, или напротив, распадется подобно СССР, оставив после себя дезинтегрированное и дестабилизированное пространство.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ