ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
ШОС как механизм реального взаимодействия России с государствами Центральной Азии в сфере безопасности? Часть 1. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - БЕЗОПАСНОСТЬ
Автор: В.Парамонов, О.Столповский   
29.08.2010 09:00

Многостороннее сотрудничество России с государствами Центральной Азии в сфере безопасности помимо формата Содружества независимых государств (СНГ) и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которые, по сути, являются интеграционными структурами постсоветских республик, по идее должно осуществляться также и в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), членом которой является Китайская Народная Республика (КНР).

Присутствие в ШОС одной из крупнейших региональных держав, тем более стремящейся в мировые лидеры, безусловно накладывает определенный отпечаток на характер российско-центральноазиатского многостороннего сотрудничества в такой деликатной сфере как безопасность. Поскольку Китай являлся одним из главных локомотивов Шанхайского процесса и с самого начала принимал деятельное участие в развитии механизмов многостороннего взаимодействия («Шанхайская пятерка», а затем – ШОС), представляется, что практическая наполняемость сотрудничества РФ и стран ЦА в сфере безопасности уже напрямую связана с КНР.

Все это дает основания предполагать, что в рамках любых будущих усилий России в плане развития сотрудничества со странами Центральной Азии в сфере безопасности Москва уже не может и дальше игнорировать задачу развития этого сотрудничества вне учета китайского фактора. В противном случае потенциал ШОС в сфере безопасности так и будет оставаться невостребованным …

 

Период функционирования «Шанхайской пятерки» (1996 – 2001 гг.)

Шанхайская организация сотрудничества была сформирована на базе соглашений об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооруженных сил в районе бывшей советско-китайской границы, заключенных в 1996 и 1997 годах между Казахстаном, Кыргызстаном, Китаем, Россией, Таджикистаном (т.н. Шанхайская пятерка). При этом побудительным мотивом к объединению трех государств ЦА с РФ и КНР стала естественная реакция на реальную опасность превращения региона в зону перманентной нестабильности из-за резкой активизации международного терроризма, религиозного экстремизма и этнического сепаратизма. В качестве объединяющего фактора тогда основную роль сыграл вооруженный конфликт в Афганистане, где обострилось вооруженное противостояние между войсками так называемого Северного альянса и Движением «Талибан». Кроме того, для Москвы, также как и Пекина, это была привлекательная возможность объединить усилия и потенциалы центральноазиатских государств для сдерживания возможной экспансии других мировых центров силы в Центральной Азии.

По мере эскалации в конце 90-х годов ситуации в Афганистане стала очевидной необходимость в налаживании тесного взаимодействия между участниками «Шанхайской пятерки» по широкому спектру направлений, что потребовало создания постоянных механизмов сотрудничества в форме встреч министров и экспертных групп. На третьем саммите «Шанхайской пятерки» в июле 1998 года в г.Алматы (Казахстан) было достигнуто понимание о необходимости углубленных консультаций по проблемам региональной безопасности, а также совместной борьбы с этническим сепаратизмом, религиозным экстремизмом, международным терроризмом и транснациональной преступностью. Алматинская встреча придала тогда импульс процессу сближения пяти государств, позволила подойти к нему с новыми расширенными критериями и замыслами, обозначила начало работы по синхронизации подходов к целому ряду актуальных проблем региона Центральной Азии и международной жизни в целом.

Уже в августе 1999 года на бишкекском саммите «Шанхайской пятерки» Москва и Пекин призвали к скорейшему формированию договорно-правовой базы и созданию механизмов взаимодействия правоохранительных органов и спецслужб по пресечению террористических и экстремистских проявлений, оперативному реагированию и обмену информацией. В декабре 1999 года в г.Бишкеке состоялась встреча руководителей правоохранительных органов и спецслужб России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Китая, на которой был подписан Меморандум «Об организации практического взаимодействия» указанных структур.

В марте 2000 года в г.Астане была проведена первая встреча министров обороны стран-участниц «Шанхайской пятерки». С этого времени контакты по военной линии стали осуществляться на регулярной плановой основе, а взаимодействие государств, по крайней мере на консультативном уровне, становилось все более тесным. В июле 2000 года «Шанхайская пятерка» была переименована в «Шанхайский форум». Фактически начала складываться архитектура новой международной организации по региональной безопасности, которая рассматривалась как Россией, так и Китаем в качестве дополнительной площадки для налаживания взаимодействия между собой и со странами Центральной Азии.

Тем не менее, очевидно, что странам «Шанхайской пятерки» так и не удалось выйти на полноформатный режим сотрудничества в сфере безопасности, в особенности в плане многостороннего военного взаимодействия. Одной из главных причин этого является то, что Россия предпочла зарезервировать за собой право развития многосторонних военных связей со странами Центральной Азии в рамках ОДКБ (до этого – Договора о коллективной безопасности) или, в крайнем случае, в формате СНГ, оставив для «Шанхайской пятерки», а в последующем и для самой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) роль в основном лишь некоего совещательного органа по вопросам безопасности. Как представляется, это во многом и заложило основы невысокой эффективности политики и взаимодействия в рамках ШОС в сфере безопасности.

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ