ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Россия и Китай в Центральной Азии: политика в сфере безопасности Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - БЕЗОПАСНОСТЬ
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский   
08.12.2010 20:00

Политика России в сфере безопасности

С момента распада СССР процесс выработки подходов РФ к сотрудничеству с государствами ЦА в сфере безопасности, определения роли и места региона в системе национальных интересов России протекает достаточно болезненно и медленно, характеризуется крайней противоречивостью.

Во-первых, за постсоветский период между РФ и странами ЦА сформирована достаточно солидная нормативно-правовая база, которая регламентирует практически все аспекты многостороннего и двустороннего сотрудничества в сфере безопасности. Однако практическая реализация соглашений и договоров продолжает зависеть от уровня доверия России с каждым из государств региона.

Во-вторых, наиболее важными механизмами многостороннего сотрудничества России со странами ЦА являются ОДКБ и ШОС. Россия и в дальнейшем будет стимулировать взаимодействие в рамках этих двух организаций. Причем если ранее ШОС рассматривался Москвой как наиболее удобный инструмент для создания совместно с Пекином, но без участия Вашингтона региональной системы безопасности, то похоже в период 2010 года произошел некоторый пересмотр и этого казалось бы незыблемого принципа. Об этом свидетельствует не только растущая координация действий РФ с США и НАТО, но и сам характер политики России в регионе и на постсоветском пространстве в целом.  В том числе и по этой причине результаты многостороннего сотрудничества РФ со странами ЦА в рамках ОДКБ и ШОС были и будут невысокими, а перспективы дальнейшего развития данного сотрудничества – все более туманными.

В-третьих, нынешний повышенный акцент России на политико-пропагандистские и краткосрочные формы взаимодействия (в первую очередь, громкие заявления и показательные учения) свидетельствует в пользу того, что сотрудничество в сфере безопасности пока рассматривается Москвой лишь в качестве достаточно эффективного и недорогого инструмента проецирования своего геополитического влияния в регионе. Оно не требует столь масштабных затрат как развитие полноценных экономических связей или реальная силовая поддержка действий по стабилизации ситуации в конкретных странах региона (например, в том же Кыргызстане).

В-четвертых, Москва особо заинтересована в использовании оставшихся на территории центральноазиатских государств после распада СССР военных объектов и элементов инфраструктуры, которые имеют важное значение для обороноспособности России. Перенос их на российскую территорию потребует огромных финансовых затрат, а для целого ряда объектов это в принципе невозможно. Исходя из прагматических соображений, России выгоднее держать их на территории государств ЦА, решая вопрос с арендной платой путем поставок вооружения и техники. Это, в свою очередь, позволяет России непосредственно сохранять как свое военное присутствие в ряде центральноазиатских стран, так и доминирование российских военных стандартов в национальных ВС.

Однако, пока Россия проявляет слишком малый интерес к сохранению и форсированному развитию именно производственных связей с предприятиями государств ЦА, которые раньше входили в состав единого военно-промышленного комплекса СССР. Разрыв или даже ослабление данных связей чреваты нарушением цикла производства целого ряда образцов вооружения и техники на российских оборонных предприятиях.

Как представляется, только по мере решения вышеуказанных противоречий и проблем, можно будет говорить о возможности того, что Россия будет играть гораздо большую роль в ЦА в плане обеспечения в регионе и вокруг него долгосрочной стабильности, начнет формировать более четкую и обоснованную концепцию развития отношений в рамках ШОС (в том числе в плане взаимодействия ШОС и ОДКБ), а также перейдет к активной и наступательной политике по урегулированию совместно со странами Центральной Азии ситуации в приграничном с регионом Афганистане.

Политика Китая в сфере безопасности

Распад СССР сформировал вблизи западных границ КНР новую геополитическую ситуацию, которая достаточно неоднозначно была воспринята в Пекине. С одной стороны, крах Советского Союза открывал перед Китаем новые возможности в плане расширения своего присутствия в Центральной Азии. С другой стороны, в Пекине, безусловно, понимали, что формирование обстановки в данном сегменте постсоветского пространства будет сопровождаться сложными процессами, которые могут крайне негативным образом сказаться на безопасности Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) и КНР в целом.

Рассматривая развитие ситуации в ЦА и вокруг нее в контексте потенциальных угроз безопасности КНР, следует условно выделить три ключевых фактора:
- фактор распада СССР;
- фактор нестабильности в Афганистане;
- фактор усиления присутствия США в ЦА, причем в последнее время еще и вкупе с ростом российско-американского взаимодействия по региону и Афганистану.

В итоге, сегодня для Китая Центральная Азия рассматривается не только в качестве новых перспектив, но и в комплексе потенциальных угроз своей безопасности.

Во-первых, динамика происходящих в ЦА и вокруг нее процессов обуславливает постоянную корректировку Пекином критериев оценки возникающих в регионе угроз своим интересам и, соответственно, алгоритмов реагирования на них. При этом пока одной из принципиально важных составляющих региональной стратегии Китая в сфере безопасности является тесное взаимодействие с Россией. Однако, тенденция усиления взаимодействия между РФ и США по вопросам региональной безопасности может внести  коррективы и в политику КНР, сделав ее более наступательной и активной.

Во-вторых, базовые элементы стратегии Пекина по защите своих интересов в Центральной Азии в настоящее время в целом концептуально определились. Сама стратегия заключается в том, чтобы, опираясь на ШОС и пока в партнерстве с Россией участвовать в решении комплекса проблем безопасности, стремиться к развитию тесных отношений со странами ЦА, обеспечить реализацию своих стратегических целей в сфере безопасности, которые прежде всего касаются освоения богатых природных ресурсов Центральной Азии и недопущения дальнейшего усиления присутствия в регионе США и их союзников.

В-третьих, очевидно, что возможная  дестабилизация Кыргызстана и Таджикистана в еще большей степени подтолкнут Китай к поиску принципиально новых, в том числе ассиметричных решений по защите интересов своей безопасности на региональном и глобальном уровнях.
В этих условиях, ситуация в Афганистане будет продолжать играть роль одного из важных факторов усиления внимания Китая к процессам в Центральной Азии в сфере безопасности, подталкивать КНР к более активному поиску решений «афганской проблемы». Однако, учитывая нынешние реалии, в первую очередь разновекторность подходов и разрозненность усилий в направлении Афганистана в том числе и в рамках ШОС, в целом не следует ожидать значительных успехов ни КНР, ни ШОС, ни кого-либо еще в плане урегулирования афганского конфликта. Это будет продолжать оказывать существенное негативное влияния и на безопасность самой Центральной Азии.

 

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ