ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Политика Китая в Центральной Азии в сфере безопасности: общие направления, основные итоги и главные перспективы Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - БЕЗОПАСНОСТЬ
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский   
18.09.2010 09:00

С момента установления дипломатических отношений со странами Центральной Азии взаимодействие в сфере безопасности стало приоритетом в центральноазиатской политике Китая. Благодаря активным и целенаправленным действиям КНР за очень короткий по историческим меркам период времени сотрудничество с государствами ЦА в сфере безопасности приобрело достаточно доверительный характер. Как представляется, Пекину в какой-то степени даже удалось преодолеть отчужденность, которая наблюдалась в Центральной Азии в отношении Китая на протяжении последних более чем 200 лет.

По состоянию на конец первого десятилетия XXI века, базовые элементы центральноазиатской политики КНР в сфере безопасности в целом концептуально оформились. Сама же стратегия заключается в том, чтобы опираясь на ШОС, участвовать в решении комплекса проблем безопасности, стремиться к развитию тесных, партнерских отношений с государствами ЦА и обеспечить максимально благоприятные условия для реализации своих стратегических целей.

При этом, сделав основную ставку на ШОС Китай одновременно продолжил взятый ранее курс на усиление взаимодействия с каждой из стран региона в отдельности, где подход Пекина к вопросам двустороннего сотрудничества в сфере безопасности в какой-то степени обуславливается и перспективностью реализации Китаем крупных экономических проектов в конкретной центральноазиатской стране, а также местом того или иного государства ЦА в экономической стратегии КНР в целом.

В то же время региональная политика Китая в сфере безопасности, как представляется, не ведет к достижению поставленных КНР целей.  Главная ошибка Пекина видится в явной недооценке высокого значения фактора распада СССР  и соответственно необходимости всемерной поддержки процесса восстановления российско-центральноазиатских связей в сферах экономики и безопасности, разрушенных в результате распада Советского Союза. Китай действует ровно наоборот: пытается найти баланс своих интересов в регионе с интересами других внерегиональных сил, в том числе с США, делая акцент на развитии экономической составляющей отношений со странами ЦА.

Учитывая же исторический опыт, подобная по сути недолгосрочная, хотя возможно и неизбежная в современных условиях линия Пекина в итоге ведет лишь к разрушению системы региональной безопасности, в том числе в рамках ШОС. Тем более, что устойчивость данной системы может быть гарантирована лишь совместными и скоординированными усилиями России, стран Центральной Азии и Китая, в первую очередь за счет формирования общности долгосрочных экономических интересов и их совместной защиты, чего пока не просматривается.

Поэтому пока не ясно как Пекину удастся выйти из данного тупика. Очевидным представляется лишь одно: прежняя политика КНР, на фоне многовекторной ориентации и стратегической неопределенности самих РФ и стран ЦА не внесет стабильности и предсказуемости в процессы взаимодействия между Пекином, Москвой и столицами центральноазиатских государств.

 

* * *
Как представляется, позитивный характер присутствия КНР в ЦА и взаимовыгодный формат китайско-центральноазиатских отношений, в том числе и в сфере безопасности, возможны лишь в случае восстановления былой роли региона в качестве торгово-транспортного моста между Азией и Европой, где на данном историческом этапе основным локомотивом этого процесса может выступить лишь российско-центральноазиатская экономическая интеграция всемерно поддержанная Пекином. Только таким образом можно обеспечить совпадение стратегических интересов Китая, стран Центральной Азии и их ключевого партнера – России, а в итоге – содействовать реальному укреплению ШОС и развитию региональной экономической интеграции в Центральной Евразии.

Если же Пекин будет продолжать прежний курс – на защиту исключительно своих собственных интересов, то это в совокупности с отсутствием общности долгосрочных целей и задач в стратегическом треугольнике «Китай – Россия – Центральная Азия» (а на институциональном уровне – в рамках ШОС), будет вести лишь к росту нестабильности во внутренних пространствах Евразии. Вероятность реализации именно данного сценария будет оставаться еще более высокой особенно в случае, если, как и в период заката Великого шелкового пути, в своем международном взаимодействии КНР будет нуждаться только лишь в буферной функции ЦА (то есть будет пытаться отгородиться от процессов в регионе), оставив без внимания посредническую ...

 

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ